Главная страница
Навигация по странице:

  • - Есть одно замечание, Ман, аномальное я бы так сказал, - родил фразу Санер, - я могу к тебе подняться

  • Ну, здравствуй, судьба моя


    Скачать 27.49 Kb.
    НазваниеНу, здравствуй, судьба моя
    Дата11.03.2018
    Размер27.49 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файла111.docx.docx
    ТипДокументы
    #50104

    «НУ, здравствуй, судьба моя... Решился все-таки тебе написать после длительного рассуждения о том, не сошёл ли я с ума, что бы общаться с листком бумаги и переводить свои эмоции, переживания в строки, думать о спасении моего душевного состояния.

    Мне порой сложно бывает поддерживать общий язык с компанией людей в течение длительного времени. Раньше этого сильно не замечал, списывал на банальную усталость, и поначалу так и выходило, бывало, к новой встрече мой дух заново перерождался, я был готов к общению, восприятию социума с его проблемами и заманчивыми предложениями.

    Приличное количество раз удавалось знакомиться с новым коллективом; новые знакомства, рассказы о своих увлечениях, о себе мне больше всего приходится по духу, может я просто эгоист, и всё? Кто его знает… При виде совершенно новых людей со временем подсознание само определяет кто на кого и чем именно схож, подобен на представителя прошлого мне знакомого коллектива, сразу начинаешь подстраиваешься под знакомый характер, стиль одежды, под манеры присущи только такому типажу людей.

    Как-то пролетала мысль в голове, что нужно искать работу, где не буду сильно сталкиваться с начальством, коллегами, клиентами, другими службами, с обычными прохожими и даже с кондуктором в троллейбусе или машинистом в метро. Но сразу понял, что это практически невозможно, ведь убежать от всех и загнать себя в глухое, нелюдное место и чувствовать себя комфортно и самое главное свободным – просто на грани фантастики.

    Первое впечатление создать не проблема, продолжить диалог на день, неделю проще простого, но с наступлением большего периода общения у меня возникает самый обычный ступор и странные мысли в голове. Сразу появляется желание уйти в тень, на мгновенье побыть одному с мыслями, вызвать жалость и одновременно заинтересованность у собеседника.

    Страх и волнение окутывают меня с ног до головы в моменты паузы в общении. Когда козыря все раскрыты и чувство, что бубновой шестёркой при пике козыре ничем никого не удивишь «сливаю» разговор, мгновенно меняюсь, перевоплощаюсь в образ наблюдателя, ожидаю реакции собеседника. А какая должна быть реакция его на такое?

    Не переношу конкуренцию. Меня она сбивает с толку, не вижу смысла кому-то что-то доказывать, я и мои деяния всем видны и очевидны. Душой компании мне не быть, ведь свою-то душонку вечно терзаю, чем только не попадя…

    Найти себя в обществе для меня задача одна из не лёгких, все повсюду чем-то увлекаются, погружаются в познания «с головой», у них есть свой вкус, выработан стиль и взгляды на жизнь. У меня такого нет, моя мечта бросить всё, поменять своё мировоззрение, в новом коллективе показать себя с новой стороны. Проблема в одном, что при каждой попытке, всё может и не сразу, а через какой-то промежуток времени вновь приходит к проблеме пустоты и как уже отмечал выше, ступора, который замыкает дверь и оставляет меня снова одного – узником своего мировоззрения.

    Ты удивишься, но гардероб моих масок составляет не плохую коллекцию. В недавнем прошлом я был любим, а также руководил, помогал и обучал совсем «мелкую» и «зеленую» группу людей. Вот посмотри, совсем свежие маски шута, отличника, мечтателя, романтика, друга и просто хорошего человека. Они все по-своему хороши, я ими дорожу, но возникает вопрос, который беспокоит не один год... Как же мне качества всех этих масок перенести на лишь одну, которую буду больше всего ценить и вечно носить, которую перестану называть маской, а просто величать как «я», «это я»…

    Дорогая судьба, наслышан я о том, что можно тебя попросить о помощи! Я определился с конкретными, вполне реальными просьбами. Искренне верю в преодолении моего страха находиться в обществе. Находить общие темы хочется без каких-либо трудностей, что бы порыв к общению не угасал так сильно быстро, хочется почувствовать твёрдую землю под ногами и трезвые, осознанные мысли в голове. Хотелось бы стать некой загадкой для общества, вновь любимым и востребованным, уверенным в себе и в своих деяниях челове…»

    - Манер, срочно, тело 3-2-7 подало признаки жизни, ожидаю дальнейших указаний, - неожиданно послышался знакомый, хриплый голос в наушнике.

    Находясь в темном рале, в так называемом кабинете в полной тишине, Манер снял и откинул в сторону наушник, тяжело вздохнув, поднялся с места и стал расхаживать по ралу. Приподняв правую руку к верху – уровень освещения стал нарастать, помещение начало просматриваться, на мгновенье Манер заглянул в зеркало. Результат бессонных ночей давал о себе знать, лицо выглядело уставшим, каждую кость крутило невыносимо, вновь давал о себе знать ожог на правой щеке заработанный пару лет назад.

    Отправив задумчивый взгляд на стол, где лежали листы с неизвестными символами, он делал вид, что ничего не слышал. У него появилась цель выяснить, что могут содержать эти листы, Манер точно знал, что это рукопись, подобные ему встречались в экспедициях ранее. Никого не хотелось видеть, ни слышать, нельзя было терять ни минуты, рукопись сама по себе фонила - в защитном пакете содержания было не видно, но без пакета возникала большая вероятность принести вред себе и окружающим.

    - Ман, ты здесь? Ты меня услышал? - повторное обращение не заставило себя долго себя ждать.

    - Слышу тебя хорошо, Сан, - ответил, наконец, Манер, - продолжайте просто наблюдать...

    Желания продолжать разговор особо не наблюдалось. Другие мысли в голове витали, как-то откуда не возьмись, промелькнули мысли о жизни, о службе, за годы здесь у бывалого шот-нора Манера сложилась вполне успешная карьера старшины. Его приказы, как по месту и в экспедициях выполнялись без замечаний, он был душой своей компании, отлично владел оружием, разбирался в сложных механизмах, в программном обеспечении всего Рала, в подчинение себе брал отважных, рассудительных ребят. Работа в команде, уважение коллег и солдат заряжало его особой энергией. Но вот личной жизни не было совсем, уже как два года Ман ночевал у себя в рале в полном одиночестве. Бывало такое, что и грусть посетит его внезапно, но чаще всего до поздней ночи работа над сложным проектом, заданием с верха, от самого уни-тера Рала выжимала с него все его соки. Дружбу ценил с каждым и считал за предателя тех, кто давал повод, даже малейший повод... Вышло со временем так, что друзей совсем не осталось, приятель по службе тоже дал сбой в самый неожиданный момент, младшего почину лан-нора Санера он ненавидел, но терпел, как только мог. Их связывало много общего по службе и как оказалось совсем недавно не только по ней…

    Обычно отсутствие приказа заставляет возникать желанию задать вопрос у Санера, так что дальше было сказано ему:

    - Следите за каждым его действием. Возможно, он выдаст интересующую нас информацию. Мы толком ничего о нем не знаем, - сказал Манер, придерживайтесь безопасных мер и никаких пыток. Работаем, друг мой...

    На другом конце Рала, подбирая подходящие слова лан-нор боролся в голове с мыслями, искал подходящие слова для убеждения. Имея стальные нервы и бешеный опыт в переубеждении – забегали вдруг в разные стороны глаза; невольно приоткрыв рот, отвесив нижнюю челюсть и взявшись покрепче за микрофон осмелился:


    - Есть одно замечание, Ман, аномальное я бы так сказал, - родил фразу Санер, - я могу к тебе подняться?

    - Жду тебя к ужину. Приходи.

    - Поверь, тут серьёзное чувствую, - парировал Санер, - тело по графикам бьет все рекорды по сравнению с бывшими особями. Оно способно выделять газ и воспринимает температуру с давлением на подобии нас. Как тебе такое: созвучное сочетание звуков, букв и образование их в слова?! Крики, похожи на зов, но распознать мой чип ничего не смог...

    - Хм, совсем не похоже на типичный брак, - оживился в голосе Манер, - это все прекрасно на самом деле, но прошел короткий период времени, Санер, ты устал, тебе нужен выходной, он будет завтра же, а сейчас прости, мне нужно побыть одному, вечером заходи. Буду ждать новостей…

    Накинув куртку, взяв пакет с рукописью, спеша на встречу, Манер поспешил к выходу. Выйдя через парадную дверь его лицо, осветила просторная с большим круглым окном комната. Она была пуста и соединяла рал Манера с коридором. Он любил смотреть на захватывающий вид именно с окна этой комнаты. Чудесная зимняя погода одевала здания, объекты за окном в свои наряды, окрашивая буквально всё в своё белоснежное сияние. Служебная техника, двигаясь по утренним дорогам, охотно уступала дорогу пешеходам, удалось заметить пару пролетавших по воздуху аеробусов, виднелись верхушки заснеженных и освещенных мачт первыми лучами солнца приличного в размерах металлического оберега этой местности, город 81/29/25 начинает новый рабочий день. На мгновенье некая гордость начала течь по жилам Манера, согревая тело, но сразу же бросало в холодный пот чувство шаткости его планов и убеждений, взглянув на оберег с окна.

    Пройдя по коридору, тепло приветствуя проходящих мимо него работников, он искал на стенах механические часы, подаренные в прошлом квартале за нахождение, так называемой капсулы с биологически активным материалом для их исследования. Рабочие столы, образуя огромное количество рядов, усаживали в себе уйму лиц занятых всевозможной работой. Диспетчера, операторы… Мы познакомимся с ними позже. Глаза продолжают искать часы, где же они, кто их мог перевесить? Кто бы мог подумать, механические часы, круглые, со стрелками они, без будильника и шумящие каждый короткий период времени – отсчитывая секунды. Выстроилась очередь на лифт, может на пролётах на ступеньках между этажами? Нет, да вот же они! Над одной из нескольких дверей лифта – малая стрелка указывала на цифру 7, а большая была в районе цифры 3, что следовало из этого 7:15 утра, отличное время подумал Манер.

    Спустившись с 18 уровня на 0-вой. Многоуважаемый шот-нор Манер успел узнать кратко новости за ночную смену, выслушать замечания и предложения по поводу вентиляции и отопления некоторых помещений, поставить свой отпечаток на важной накладной.

    Выйдя с лифта направо держим курс по длинному коридору. Раскрывая рот от красоты вокруг нас - мы потеряли из виду нашего дорогого шот-нора, он остался позади нас. Широкие окна мелькают по левую сторону, показывая всю уличную картину - снежно там, красота. С другой стороны рядами стоят двери возле каждой, как мы поняли - табличка с названием комнаты, но язык на них не наш совершенно. На миг, обернувшись назад, посмотрев на Манера замечаем, что мы-то едем! Совсем как в метро, но не вверх, а прямо и сходи с этой ленты, когда тебе вздумается! Стены из сложного по составу металла образуют необычную конструкцию, выполняя различные функции, как собственно подпорки, так и краткое информирование о первых новостях бегущей строкой. Наружная температура, наличие осадков, уровень радиации, наличии мест в столовой с интерактивной картой-планом здания, поиска нужной службы и тут же вызова его. Хоть стой весь день и изучай нужную тебе информацию…

    Выйдя наружу, укрыв за воротом лицо, прикрывая шрам на щеке, шот-нор пошагал, как и задумал, в лабораторию. Солнце еще светило, но как обычно зимой - ни капли не согревало, его вот-вот спрячет за собой огромная туча; дисплей на правом запястье показал -12° по Цельсию и знакомый символ снежинки, погоду в этих краях давали точную. В голове Манер подсчитывал, сколько в часах ему осталось до законного выходного, который честно заслужил… Ветер поднимался и загонял молву укрыться где-то в теплом месте, как бы предупреждая о начинающемся снегопаде. Манеру пришла в голову застарелая фразочка: «Нелетная погода», он представлял, где и кто её использовал, но не складывалось в голове у него, как погода может влиять на работу летательных аппаратов…

    Коронована луной, как начало - высока,
    Как победа - не со мной, как надежда - нелегка.
    За окном стеной метель, жизнь по горло занесло.
    Сорвало финал с петель, да поела всё тепло.

    Играй, как можешь, сыграй. Закрой глаза и вернись.
    Не пропади, но растай, да колее поклонись.
    Мое окно отогрей, пусти по полю весной.
    Не доживи, но созрей, ты будешь вечно со мной.
    Ты будешь вечно со мной. Ты будешь вечно со мной.


    Со мной...

    ДТТ
    написать администратору сайта