Главная страница
Навигация по странице:

  • 2) Развитие нотариата в дореволюционной России.

  • зачёт нотариат. Перечень вопросов к зачету


    Скачать 416.6 Kb.
    НазваниеПеречень вопросов к зачету
    Анкорзачёт нотариат.docx
    Дата11.03.2018
    Размер416.6 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлазачёт нотариат.docx
    ТипДокументы
    #26284
    страница1 из 26
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

    Перечень вопросов к зачету


    1) Возникновение нотариата в России.

    Профессиональные нотариусы в России появились лишь в XIX в., после принятия Положения о нотариальной части. Принятое Правительствующим Сенатом и первоначально озаглавленное как временное, Положение было утверждено императором Александром II 14 апреля 1866 г.1 С этого времени лицом, специально наделенным властью совершать и свидетельствовать нотариальные акты в России, стал нотариус. Нотариусы состояли при соответствующих окружных судах. Там же, где не было еще введено Положение о нотариальной части и не были учреждены должности нотариусов, нотариальной деятельностью по-прежнему занимались мировые судьи, уездные суды, полиция. Если мировые судьи и уездные суды совершали всякие нотариальные акты, то нотариальная деятельность полиции ограничивалась свидетельствованием доверенностей и другими действиями, конкретно названными в гражданских законах, а также Торговом и Вексельном уставах. Полиции разрешалось свидетельствовать подписи на некоторых домашних актах; подпись, учиненную вместо безграмотного по его просьбе и желанию другим лицом на векселе, даваемом безграмотным (до 1902 г.). Разрешалось свидетельствовать и торговые доверенности (до 1903 г.), и доверенности на ведение дел в судах, а также некоторые другие акты2.

    По Положению о нотариальной части нотариусы считались на государственной службе, им присваивался VIII чин по должности (ст. 17). Комиссия по составлению Положения в свое время посчитала, что причисление нотариусов к государственной службе "вообще полезно, ибо, доставляя им почет и важное право ограждения, наравне со всеми членами государственной службы и т.д., может привлечь в нотариусы хороших людей". Надзор за служебной деятельностью нотариусов должны были осуществлять суды. Назначались на должности нотариусов кандидаты, достигшие 21 года, которые прошли соответствующие испытания и показали знания в области гражданских законов, различных уставов (торгового, о векселях, о пошлинах, гражданского судопроизводства и т.д.), а также форм нотариального производства.

    В помощь нотариусам и для подготовки к испытаниям лиц, желающих стать нотариусами, в 1868 г. в Санкт-Петербурге издается одна из первых книг, посвященных нотариальной деятельности в России: "Руководство к совершению актов, договоров и обязательств на основании нового Положения о нотариальной части и правил, распубликованных Указом Правительствующего Сената 3 ноября 1867 г. с приложением образцов и форм". Составителем книги являлся Д. Коковцов.

    Перед зачислением на должность кандидаты должны были внести денежный залог. Сумма залога в столичном городе составляла 10 тыс. руб., в губернском — 6 тыс., в уездном городе или уезде, где были окружные суды — 4 тыс., в остальных городах — 2 тыс. Когда же годовой с платы по таксе доход нотариуса, состоящего в столичном или губернском городе, превышал 2400, а в уездном городе или уезде 1200 руб., то часть платы обращалась на увеличение его залога, пока залог не составит в столицах 25 тыс. руб., в губернских городах 15 тыс., а в уездных и уездах 10 тыс. руб. (ст. 210 Положения). Залог должен был обеспечивать имущественную ответственность нотариуса за его ошибки в нотариальной деятельности. Если карьера нотариуса заканчивалась благополучно, то по выходе в отставку он впоследствии мог воспользоваться залогом. В случае же смерти нотариуса залог оставался его наследникам или правопреемникам. Хотя нотариусы и считались на государственной службе, но ни жалованья, ни пенсии от государства они не получали.

    Все нотариальные акты и засвидетельствования нотариусы должны были составлять в конторе. Согласно ст. 37. Положения о нотариальной части нотариусы обязаны были ежедневно находиться в своих конторах не менее шести определенных с утверждения окружного суда часов. Однако в порядке исключения нотариусу дозволялось совершать акты от имени лиц, не имеющих возможности по болезни или другим уважительным причинам явиться в контору, и на дому, вне часов, определенных для безотлучного пребывания в конторе (ст. 114). Указ Правительствующего Сената 1871 г. предписывал нотариусам в случаях, когда акт совершался вне города, обозначать в акте, в каком селе, деревне и т.н. совершение его происходило1.

    Нотариусы совершали всякие акты, кроме состояния, служебных и межевых, а также свидетельствовали документы. По Положению о нотариальной части при совершении каждого нотариального действия должны были непременно присутствовать два свидетеля, а при составлении купчих на недвижимое имущество требовалось их обязательно три. Свидетелями могли быть только грамотные совершеннолетние лица, известные нотариусу лично или по достоверному о них засвидетельствованию (ст. 84—86). Положение воспрещало соединение звания свидетеля под актами, совершаемыми нотариусом, с обязанностями лиц, служащих у того же нотариуса или состоящих прислугою у него самого или у его служащих (п. 4 ст. 87).

    Перед совершением всякого нотариального акта нотариус должен был удостовериться в личностях обратившихся к нему лиц, выяснить их волю и правоспособность к совершению акта. Составляя нотариальный акт, нотариус в соответствии с требованиями ст. 84, 88, 89, 95, 96, 104, 105, 112 Положения о нотариальной части должен был:

    — для выяснения всех подробностей предполагаемого к совершению акта расспросить явившихся к нему участников в присутствии свидетелей о содержании и условиях этого акта;

    — установить смысл и значение нотариального акта для обеих сторон;

    — изложить задуманную сторонами сделку с их слов в форме проекта акта;

    — прочесть проект акта сторонам;

    — убедиться, что содержание нотариального акта сторонам понятно и они согласны на изложение в предлагаемом виде;

    — предложить сторонам уплатить вознаграждение по таксе, а также сбор в доход городов2;

    — внести проект в актовую книгу;

    — вновь, но уже при свидетелях, прочитать занесенный в актовую книгу проект акта сторонам;

    — подписать внесенный в актовую книгу проект акта и предложить подписать его одновременно сторонам и свидетелям;

    — выдать выпись из актовой книги.

    На этом процедура составления нотариального акта заканчивалась. Нотариальный акт считался совершенным с момента его подписания в актовой книге нотариусом, сторонами и свидетелями. По Положению допускалась и возможность прочтения акта самими сторонами, а также зачитывание акта нотариусом сторонам в отсутствие свидетелей. Но тогда при подписании акта стороны должны были объявить свидетелям, что он им или ими прочитай, о чем свидетели удостоверяли в своей подписи. Подлинным нотариальным актом считалась запись в актовой книге. По истечении одного года со дня совершения последней записи в книге она должна была поступить в нотариальный архив, который существовал при окружном суде. Заведовали нотариальными архивами старшие нотариусы.

    Старшими нотариусами назначались лишь лица, имеющие высшее юридическое образование. Старшие нотариусы были на особом положении в обществе, получали денежное содержание и по служебным правам приравнивались к членам окружного суда. От внесения залога старшие нотариусы освобождались.

    Они состояли при окружном суде, заведовали нотариальным архивом и были наделены правом утверждать и те нотариальные акты, которые стороны обязаны были по закону или сами желали превратить в крепостные, а также выдавали выписи из актовых книг и копии с нотариальных актов, совершенных нотариусами округа и поступивших в нотариальный архив при окружном суде. Вместе с председателем окружного суда и прокурором старшие нотариусы участвовали в испытаниях кандидатов в нотариусы.

    Служебные обязанности нотариусов были многочисленны и сложны, и за нарушения их, даже единичные, они привлекались к ответственности. Ответственность нотариусов за злоупотребления и упущения, в том числе имевшие характер проступков, регулировалась "Уложением о наказаниях уголовных и исправительных" 1845 г. По Уложению о наказаниях ответственность нотариусов наступала по тем статьям, которые касались преступлений и проступков чиновников крепостных дел. К преступным деяниям нотариусов относились деяния, учиненные как но неосмотрительности, так и по злому умыслу, а именно:

    — неисполнение обязанностей, возложенных на них законом;

    — злоупотребление теми полномочиями, которые им предоставлены законом.

    Так, кишиневский нотариус Виктор Лихарев, сообщал еженедельный научно-практический журнал "Нотариальный вестникъ", был предан суду за неосмотрительные и небрежные действия по службе. Они заключались в следующем. В 1896 г. местная жительница совершила у него духовное завещание на имя своего сына, обязав последнего уплатить около 1000 руб. разным лицам. Года четыре спустя, раздумав относительно выплаты легатов, она снова явилась к нотариусу с просьбой совершить акт об уничтожении ее завещания. Будучи, по словам нотариуса, чем-то занят, он поручил это дело своему писцу, затем приложил печать и подписал акт. Эта история имела продолжение. Когда же выяснилось, что нотариус совершил акт от имени лица, не обладающего правоспособностью (до обращения к нотариусу для уничтожения своего завещания эта местная жительница постриглась в монахини и с принятием иноческого сана утратила правоспособность к совершению актов), В. Лихарев был приговорен к удалению от службы нотариуса с воспрещением и впредь заниматься ею1.

    Уложение о наказаниях предусматривало три вида упущений — нарушений нотариусами обязанностей:

    — совершение но неосмотрительности акта от имени лиц, не имеющих по закону права на участие в нем (купли-продажи, заклада, раздела или иного действия);

    — совершение акта без удостоверения тождества и точной воли лица, или удостоверение по небрежности, невниманию нотариуса на данных, которые не могут служить доказательством чьей-либо самоличности;

    — участие нотариуса в противозаконной продаже имения, состоящего под запрещением, опекой или в секвестре, при наличии неосмотрительности нотариуса или неполноты справок.

    К злоупотреблениям предоставленными полномочиями, за которые наступала уголовная ответственность, относились:

    — сознательное и по злому умыслу совершение нотариусом акта без узаконенного числа свидетелей, а равно без оговорки пробелов, поправок;

    — совершение, свидетельствование, утверждение подложных сделок и сделок, вынужденных насилием и обманом;

    — сокрытие нотариусом факта отсутствия у стороны права на совершение нотариального акта;

    — сокрытие нотариусом существующего па имуществе законного запрещения отчуждения и необъявление о том покупателю;

    — совершение нотариусом заведомо от чьего-либо имени подложных крепостей или заочное совершение актов от имени отсутствующих, без надлежащей на то доверенности, равно как и от имени лиц вымышленных;

    — совершение актов задним числом;

    — сокрытие, истребление или заведомая порча книги актов.

    За неисполнение нотариусом возложенных на него обязанностей по его неосмотрительности, небрежности или невниманию, как правило, по судебному приговору наступало отрешение от должности с воспрещением исправления таковой в будущем, за злоупотребление предоставленными полномочиями — арест и заключение в тюрьму. Но "случаи явных злоупотреблений со стороны нотариусов, — отмечал П. Подгорецкий, — были весьма нечасты"1

    2) Развитие нотариата в дореволюционной России.

    Шли годы. Нотариусов в России становилось все больше. Нотариальные конторы открывались не только в крупных городах, но и маленьких уездных, а также в местечках и селениях. К концу XIX в. в столице Российской империи — Санкт-Петербурге было 25 нотариальных контор, а в 1903 г. уже 30.

    Нотариусы по ст. 420 Учреждений судебных установлений стали считаться наравне с присяжными поверенными и судебными приставами должностными лицами, состоящими при суде. Но судебные органы смотрели на профессию нотариуса как на коммерческое, а не государственное дело. Надзор судов за служебной деятельностью нотариусов, отмечал А. Боборыкин в своей книге "Опыт реформы нотариата как сословия" (Киев, 1917), практически был сведен к дисциплинарным репрессиям, отчего служебное положение нотариусов сделалось "крайне шатким". Судье-ревизору в редких проверках нотариальных контор, проводимых в порядке ст. 58 Положения о нотариальной части, не хватало времени вникнуть в просматриваемые им у нотариуса акты и засвидетельствования, оценить их на соответствие законам и найти недостатки и упущения. Проводить же часто проверки судьи-ревизоры не могли из-за чрезмерной загруженности окружных судов работой и недостатка материальных средств на разъезды судей по делам службы.

    Вначале нотариусы и нотариальные архивы со старшими нотариусами во главе составляли единое учреждение, но постепенно это единство нарушилось. Нотариальные архивы сделались как бы особыми отделениями окружного суда. Все заботы и законодательное попечение сосредоточилось только на них. Вместе с тем проблемы, связанные с деятельностью нотариусов, никто не разрешал. Проблем же было много, и число их постоянно росло. О них писали сами нотариусы в статьях и заметках на страницах издававшихся в начале XX в. еженедельного научно-практического журнала "Нотариальный вестникъ", еженедельного вестника русского нотариата "Нотарiусъ", журнала "Вестник права и нотариата" и др.

    Едва ли не самой главной проблемой русских нотариусов после сорока лет существования нотариата в России стала проблема оплаты их труда. Нотариальная такса, названная временною еще в 1866 г., просуществовала больше полувека и создала совершенно невозможные условия оплаты труда большинства нотариусов, особенно провинциальной России. Нотариусы столичных городов и крупных центров вырабатывали 15 тыс. номеров реестра в год, а захолустных городов — 500—700, т.е. в 30 раз меньше. К тому же значительной была и разница существа сделок. Если нотариусы столичных и крупных городов совершали купчие на большие суммы, то нотариусы маленьких городов, местечек и селений, как правило, совершали акты, малые по сумме. Эти обстоятельства прямо влияли на заработки нотариусов: десятки нотариусов вырабатывали министерские содержания, а тысячи нотариусов получали плату, которой едва хватало лишь для насущного проживания. Поэтому в начале 1900-х годов одна треть вакансий нотариусов в каждом судебном округе провинциальной России оставалась незанятой. Однако причиной тому была не только скудость заработка, но и ответственность перед судом, перед старшим нотариусом, перед публикой, а в перспективе и отсутствие служебного продвижения, а также пенсии1. В печальном положении находились и служащие нотариальных контор — писцы, конторщики, посыльные, — которые получали заработки в зависимости от заработка самого нотариуса. Например, писцы в нотариальных конторах после нескольких лет работы получали в месяц 30—35 руб., и это была, как они сами утверждали, "вершина их благополучия"2.

    Другой важной проблемой нотариальной деятельности стало исполнение нотариусами ст. 87 Положения о нотариальной части, которая предусматривала необходимость обязательного присутствия свидетелей при совершении каждого нотариального действия. Институт свидетелей, отмечал П. Подгорецкий, в том виде, в каком он сложился в нотариальной практике русских нотариусов, — почти при каждой нотариальной конторе состояли постоянные свидетели, которые за известное вознаграждение подписывались под каким угодно нотариальным актом, вовсе не зная даже участников оного, — противоречил истинному смыслу закона, и той основной цели, ради которой он был введен в Положение о нотариальной части, не соответствовал1. Цель законодателя была таковой: с одной стороны, свидетели должны были защищать интересы нотариусов от всяких неправильных на них жалоб, с другой стороны — гарантировать соответствие содержания нотариального акта действительным намерениям его сторон. "Наши российские нотариусы, — писал далее П. Подгорецкий, — повсеместно обратили его в пустую, ничего и никого не гарантирующую формальность, заведя при своих конторах постоянных свидетелей, готовых за деньги удостоверить своей подписью совершение какого угодно акта, не ведая его содержания, не зная контрагентов оного и даже иногда не видя совсем их в глаза, а занимаясь рукоприкладством на актах у нотариуса в виде ремесла для своего пропитания"2. На страницах юридических журналов все настойчивее высказывались предложения об устранении свидетелей из процедуры совершения всех нотариальных актов3. "Институт свидетелей в нотариате в том именно виде, как он установлен нашими нотариальными законоположениями, — отмечал П. Подгорецкий, — у нас в пределах Российской империи пока еще неосуществим на деле"4.

    Несмотря на то, что никакие проблемы созданного в России нотариата практически не решались, правительствующий Сенат во всех своих решениях, касающихся нотариального дела, высоко ставил деятельность нотариусов. Общественные деятели начала XX в. отмечали в своих публикациях, что нотариат пользуется большим доверием и расположением общества. Почет в обществе русские нотариусы создали себе сами — своими нравственными качествами, честным исполнением своих обязанностей, возложенных на них государством.

    Вместе с тем само нотариальное законодательство в обществе оценивали достаточно критически, считая, что созданное по иноземным образцам и заимствованное в существенных своих частях с чужбины Положение о нотариальной части от 14 апреля 1866 г. оказалось во многом непригодным к условиям жизни и быта России и не отвечало в полной мере запросам, нуждам и потребностям ее населения.

    По высочайшему повелению о пересмотре всей системы нотариальной части, последовавшему еще 19 мая 1899 г., был составлен проект новой редакции Положения. Вместе с проектом новой таксы он был рассмотрен и утвержден особым совещанием при Министерстве юстиции 14 мая 1904 г. В объяснительной записке к проекту Положения говорилось: "Исходным пунктом при работах по пересмотру нотариального Положения служило стремление вводить в эту важнейшую законодательную область возможные по современным условиям усовершенствования, не подвергая, однако, самого Положения от 14 апреля 1866 г.... коренной ломке". После опубликования законопроектов для всеобщего сведения они стали предметом широкого обсуждения. При этом не осталось без внимания, что в проекте Положения не затрагивалась проблема заработка нотариусов, что безусловно не позволяло в перспективе привлечь в нотариат квалифицированных юристов с солидной теоретической и практической подготовкой. Не было в проекте подробного и точного изложения обязанностей нотариуса. Оставались нерешенными вопрос об осуществлении реального наздора за нотариальной деятельностью со стороны окружных судов; широко обсуждавшиеся среди нотариусов проблемы создания нотариальных советов, а также проведения съездов нотариусов. В еженедельном вестнике русского нотариата "Нотарiусъ" отмечалось, что усовершенствования, предлагавшиеся законопроектом, крайне недостаточны, поверхностны и не достигают целей пересмотра, что чинам Особого совещания обязательно надлежит больше творить применительно к своему доморощенному, а не заимствовать извне. Наилучшим материалом для усовершенствования законоположений по нотариату должны служить собственный опыт, отзывы самих нотариусов, личные наблюдения и суждения чинов судебных установлений1.

    Отзывы и суждения были таковы. Одни полагали целесообразным принятие заработка нотариуса в доход казны и выдачу нотариусам жалованья, другие — выплату добавочного к заработку содержания. Третьи высказывались за регулирование заработка нотариусов путем накопления в нотариальном фонде при Министерстве юстиции отчислений от нотариальной таксы, взысканной при совершении нотариальных действий на большие но стоимости суммы, превышающие установленные в законодательном порядке суммы вознаграждения, в пользу действующего нотариуса. Накопления предлагалось периодически и пропорционально делить между всеми нотариусами Российской империи. Несмотря на разный подход к решению этой проблемы, все участвовавшие в ее обсуждении были едины во мнении, что необходимо установить справедливое распределение получаемого нотариусами из средств их клиентов вознаграждения так, чтобы у одного и того же государственного дела не было слишком голодных и слишком сытых1.

    С учетом специфики труда нотариусов, необходимости солидной теоретической и практической их подготовки обосновывалась необходимость назначать на должности нотариусов только лиц, имеющих юридическое образование.

    Высказывались предложения и по поводу проекта нотариальной таксы. Предлагалось сделать ее более справедливой и дополнить положениями, согласно которым нотариусы вправе были бы в случае совершения актов и договоров от большего чем трое числа лиц взимать за свой труд дополнительную плату за каждое лицо. Ив. Алякритский писал на страницах еженедельного вестника "Нотарiусъ": "Мне всегда представлялось ненормальным и неправильным упущение в существующей таксе того обстоятельства, что не сделано никакого различия — один ли продает и покупает или несколько человек, а иногда даже несколько десятков лиц. У меня бывали, и это не единичные случаи, по 30—40 человек, а раз явка договора о продаже леса на сруб была от 78 человек!.. Обыкновенно покупщики — крестьяне по большей части малограмотные; чтобы подписать в актовой книге, в проекте, на выписи и в реестре свое звание, имя, отчество, фамилию и местожительство, им нужно употребить столько времени, сколько настоящий средний писец употребляет на писание 1/16 части листа: малограмотный не скоро возьмется за перо, не скоро осмотрит его, опустит его в чернильницу, стряхнет с него в сторону от себя и поставит его на то место, где нужно писать; порядочно подумавши, он начинает выводить, "рисовать" буквы... Недавно совершалась у меня купчая крепость на 17 человек и я совершал ее в течение 5 1/2 часов, так что окончил все в половине четвертого, а начал в 10 ч. утра; между тем в это же время можно совершить три купчих крепости!"2. Далее Ив. Алякритский находил справедливым уменьшить размер оплаты за акты ценою до 50 руб., мотивируя это тем, что "часто случается делать явку па векселях в 10, 15, 20, 25, 30 рублей", а "такие векселя даются бедными людьми, которых только крайняя нужда заставляет переписывать или давать векселя на такие ничтожные суммы"1.

    Однако ни новая редакция Положения от 14 апреля 1866 г., ни новая такса в Российской империи приняты так и не были. Законодательная деятельность ограничилась лишь принятием законов, направленных на усовершенствование делопроизводства в нотариальных архивах: Закона от 10 июня 1910 г. о пересылке выписей и утвержденных нотариальных актов по почте и Закона от 24 мая 1911 г. об уничтожении особых крепостных книг в нотариальных архивах и о расширении компетенции помощников старших нотариусов по утверждению крепостных актов и выдаче выписей. Русские нотариусы ожидали реформу нотариата с 19 мая 1899 г. Но несмотря на тот чрезвычайно активный отклик, который последовал со стороны нотариусов на Высочайшее повеление о пересмотре всей системы нотариата в России, реформы они так и не дождались.
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
    написать администратору сайта