Главная страница
Навигация по странице:

  • Поведение в гипнозе Базовые материалы: Spanos, N. P. (1982). Hypnotic behavior: A cognitive, social, psycho­

  • Psychiatry

  • Теоретические основания

  • РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

  • Убеждение, что поведение носит непреднамеренный характер

  • Создание ожиданий у загипнотизированных

  • ЗНАЧЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

  • СОВРЕМЕННЫЕ РАЗРАБОТКИ

  • Это не только о слюноотделении у собак!

  • Роджер Хок 40 исследований. Роджер Р. Хок 40 исследований, которые потрясли психологию 4е международное издание СанктПетербург Праймеврознак 2006


    Скачать 3.14 Mb.
    НазваниеРоджер Р. Хок 40 исследований, которые потрясли психологию 4е международное издание СанктПетербург Праймеврознак 2006
    АнкорРоджер Хок 40 исследований.doc
    Дата11.05.2018
    Размер3.14 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаРоджер Хок 40 исследований.doc
    ТипДокументы
    #26878
    страница9 из 36
    1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36


    Заключение

    Вы можете согласиться или нет со столь неромантичным взгля­дом на сновидения, предложенным Хобсоном и Мак-Карли, од­нако он дает прекрасный пример того, насколько психологам,' как и ученым вообще, необходимо оставаться открытыми для новых возможностей, несмотря на существование порядка, установлен­ного втечение десятилетий. Нет сомнения в том, что модель акти­вации и синтеза внесла значительные изменения в психологию. Этот факт вовсе не означает, что все тайны сновидений разгада­ны, чего, возможно, не произойдет никогда. Однако исследова­ния в данной области обещают быть весьма интересными.

    ЛИТЕРАТУРА

    Foulkes, D. (1985). Dreaming: A cognitive-psychological analysis

    Hillsdale, NJ: Erlbaum. Hartmann, E. (2000). We do not dream the 3 R's: Implications for

    the nature of dreaming memtation. Dreaming, 70(2), 103—110 Hobson, J. A. (1989). Sleep. New York: Scientific'American Library. Kahan, Т., LaBerge, S., Levitan, L., & Zimbardo, P. (2000).

    Similarities and differences between dreaming and waking

    cognition: An exploratory study. Consciousness and Cognition 6( 1)

    99

    Mancia, M. (1999). Psychoanalysis and the neurosciences: A topical debate on dreams, hernational Journal of 'Psychoanalysis, 80(6), 1205-1213.

    Поведение в гипнозе

    Базовые материалы:

    Spanos, N. P. (1982). Hypnotic behavior: A cognitive, social, psycho­logical perspective. ResearchCommunicationsinPsychology, Psychiatry, andBehavior, 7,199-213.

    Наиболее известные нам деформации в сознании связаны со сном и сновидениями В предыдущих трех статьях обсуждались несколько исследований, оказавших наибольшее влияние на изучение данной темы. Другим феноменом, связанным с изме­ненным состоянием сознания, является гипноз. Гипноз обычно считают неким мистическим и могущественным процессом кон­тролирования человеческого сознания. Расхожие фразы и слова о гипнозе, такие как отключение (gounder) и транс, показывают, что он считается отдельным, уникальным состоянием сознания, отличным от сна и бодрствования. Многие психологи соглаша­ются с данной точкой зрения. Николас Спанос (Nicholas Spanos), однако, придерживается другого мнения, считая, что гипноз на самом деле — это не более чем состояние повышенной мотива­ции к определенным действиям и его легко можно объяснить, не обращаясь к трансу и измененным состояниям.

    Первые случаи применения гипноза относят к середине XVIII века, времени, когда ученые впервые пришли к заключе­нию, что причины умственных расстройств скорее психоло­гические, нежели органические. Одной из наиболее ярких лич­ностей, которые помогли вывести психологию из области кол­довства, был Франц Антон Месмер (1733-1815). Он считал истерические нарушения результатом дисбаланса в универсальном магнетическом потоке в теле человека. Во время необыкновен­ных сеансов в своей лаборатории Месмер включал мягкую музы­ку, гасил огни и, одетый как волшебник, вынимал из бутылочек с различными химическими веществами погруженные туда же­лезные стержни и прикасался ими к пораженным болезнью ча­стям тела пациентов. Он верил, что это поможет передать так

    100

    называемый животный магнетизм через химические вещества в тела пациентов и тем самым избавиться от симптомов болезни. Интересно, что во многих случаях подобное лечение действитель­но помогало. Именно от Месмера появилось слово месмеризм, и многие верят, что его лечение предполагало использование опре­деленных техник, которые мы сейчас связываем с гипнозом.

    В истории психологии гипнозу (названному в честь Гипно-са, греческого бога сна) придавалось важное значение, особен^ но в лечении психологических расстройств; гипноз был основ^ ным компонентом в психоаналитической технике Фрейда. Эр­нест Хилгард (Ernest Hilgard) был среди первых современных исследователей, поддержавших мнение, что гипноз является из­мененным состоянием сознания (Hilgard, 1978). Описания гип­нотических состояний Хилгардом, а также другими исследова­телями включали такие характеристики, как усиление чувстви­тельности к внушению, неосознанность действий, улучшение возможностей вспоминать, повышенная интенсивность визу-1 ального воображения, диссоциация (способность концентри­роваться на определенных событиях, при этом не видя ничего другого) и анальгезия (пониженная чувствительность к боли). До недавнего времени мнение, что гипноз способен вызывать мысли, идеи и действия, которые в другом случае были бы не­возможны, что и является измененным состоянием сознания, было неоспоримо.

    Однако именно ученые должны критически оценивать «статус кво» и ставить под сомнение даже кажущиеся верными общепри­нятые убеждения. Так, Хобсон и Мак-Карли (Hobson and McCarley) предложили новый взгляд на сновидения, который ра­дикальным образом отличался от доминирующего, общеприня­того подхода. А социальный психолог Н иколас Спанос заявил, что основные положения теории гипноза, принятые Хилгардом и дру­гими, должны быть пересмотрены. В своей статье Спанос пишет: «Выделение каких-то особых процессов для описания гипноти­ческого поведения не только бесполезно, оно может ввести нас в заблуждение... Гипнотическое поведение в целом похоже на дру­гие социальные действия и, как и другое социальное поведение, может быть описано как имеющее определенную стратегию и це­ленаправленное» (р. 200). Другими словами, Спанос утверждает, что загипнотизированные люди совершают произвольные дейст-

    101

    вия для достижения желаемой цели. Далее он говорит, что так как данное поведение вызывается повышенной мотивацией, оно не предполагает изменения состояния сознания.

    Теоретические основания

    Н. Спанос полагал, что все действия, обычно приписывае­мые состоянию гипнотического транса, находятся в рамках Н°Р

    мальных человеческих возможностей произвольно1"0 характе­ра. Он считает, что единственная причина, по которой люди считают себя загипнотизированными, — интерпретация их собственного поведения как нахождения под гипнозом, что соответствует их ожиданиям в отношении гипноз^- Спанос счи­тает процесс гипнотизирования ритуалом, которыи в западных культурах имеет большое значение. Люди ждут того, что они потеряют контроль над своим телом, и когда процесс введения в гипнотическое состояние начинается, они, в свою очередь, начинают верить, что их добровольные действий становятся ав­томатическими и направляемыми. В качестве примера Спанос приводит то, что на раннем этапе введения человека в гипно­тическое состояние ему даются определенные указания для про­извольного выполнения, такие как «расслабьте ноги», при этом последующие указания носят уже характер внушения- «ваши ноги становятся мягкими и тяжелыми».

    До 1982 года, когда была написана указанная статья Спано-са, его работы, в сотрудничестве с коллегами, в течение почти 10 лет демонстрировали, сколько эффектов, приписываемых со­стоянию гипнотического транса, могут быть объяснены так же просто (или же еще проще) и не столь мистически

    МЕТОД

    В этой статье говорится не о каком-то конкретном экспери­менте, в ней описываются многочисленные исследования, про­веденные Спаносом и коллегами до 1982 года- Целью этих ра­бот было подтвердить позицию, противоположную мнению Хилгарда (и общепринятому мнению), который полагал, что гипноз — это уникальное состояние сознания- Основная часть описанных результатов была взята из 16 исследований, в кото-

    102

    рых Спанос принял непосредственное участие; в них предла­гается альтернативная интерпретация гипнотического поведе­ния. И как и в предыдущей статье о сновидениях, результаты и обсуждение будут представлены совместно.

    РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

    Спанос утверждает, что существуют два ключевых аспекта в отношении гипноза, благодаря которым люди считают его измененным состоянием сознания. Первый заключается в том, что люди интерпретируют свое поведение как вызванное чем-то другим, помимо них самих, и, соответственно, собственные действия представляются им непреднамеренными, непроиз­вольными. Вторым аспектом является убеждение, которое мы уже ранее обсуждали: ритуал гипноза создает определенные ожидания, мотивирующие человека к поведению в соответствии с данными ожиданиями. В своем исследовании Спанос кон­центрируется на изучении того, что вызвало появление этих часто высказываемых мнений в отношении гипноза.

    Убеждение, что поведение носит непреднамеренный характер

    После введения в состояние гипнотического транса людей обычно просят пройти несколько испытаний для того, чтобы определить, находится ли человек под гипнозом или нет. Спа­нос утверждает, что в данных испытаниях людям часто предла­гают убедить себя, что с ними происходит нечто неординарное. Гипнотические задания предполагают подобные внушения: «Ваша рука настолько тяжелая, что вы не можете ее поднять; Ваши руки связаны какой-то силой, и вы не можете разделить их, ваша рука такая же жесткая, как стальной брусок, и вы не можете ее согнуть; вы чувствуете тяжесть в теле и не можете встать». Спанос полагает, что данные внушения содержат два взаимосвязанных предписания. Сначала человека просят сде­лать что-либо, а затем проинтерпретировать действие как не­произвольно совершенное. Некоторые люди оказываются не­способными отреагировать на данное внушение. Эти люди не понимают, что они должны произвольно сделать какое-то дей­ствие, чтобы инициировать внушаемое поведение; вместо это-

    103

    го они просто сидят и ждут, пока их руки или тело не начнут двигаться. Другие реагируют на внушения, но осознают, что они действуют преднамеренно. Также существуют те, кто соглаша­ется с обоими предписаниями; они реагируют на внушение и интерпретируют свою реакцию как находящуюся за пределами их собственного контроля.

    Спанос полагает, что интерпретация поведения как доброволь­ного или недобровольного зависит от того, как сформулировано внушение. В одном из своих исследований Спанос провел две группы через процедуру введения в гипнотическое состояние. Внушения действия для первой группы формулировались следую­щим образом: «Ваша рука легка, и она поднимается». Другую груп­пу непосредственно инструктировали в отношении того же дей­ствия: «Поднимите вашу руку». Затем испытуемых спрашивали, считали ли они свое поведение преднамеренным или наоборот. Испытуемые в группе внушения чаще интерпретировали свое по­ведение как принудительное по сравнению с группой, которой да­вались непосредственные инструкции.

    Прямо сейчас, читая эту страницу, вытяните свою левую руку и подержите ее в таком положении несколько минут. Вы заме­тите, что она становится тяжелее. Тяжесть в руке — это не ре­зультат гипноза; причиной является сила тяжести! Так что если вы загипнотизированы и вам внушают, что вытянутая рука тя­желеет, вам будет очень легко приписать стремление опустить руку силе принуждения (а вы ведь в любом случае хотите опус­тить руку!). А если вам внушают, что ваша рука легка и подни­мается? Если вы поднимаете свою руку, вам будет гораздо труд­нее проинтерпретировать свои действия как непроизвольные, так как вам придется проигнорировать противоречащую обрат­ную связь со стороны силы тяжести. Спанос проверил эту идею и выяснил, что интерпретировать поведение подобным обра­зом было сложнее. Люди, которые верили, что они загипноти­зированы, были склонны скорее идентифицировать как непред­намеренное именно действие опускания руки, нежели подня­тия руки. С традиционной точки зрения направление движения руки не должно иметь значения оно в любом случае должно расцениваться как принудительное извне.

    Внушения в отношении загипнотизированных часто содер­жат просьбу представить определенные ситуации с целью про-

    104

    извести желаемые действия. Если вы подвергались гипнозу, вам могли внушать, что ваша рука окостенела и вы не можете ее со­гнуть. Для подкрепления данного внушения вам говорили, что ваша рука в гипсе. Спанос считал, что некоторые люди смогут погрузиться в воображаемое глубже других. Это приведет их к уверенности, что их реакция непреднамеренная. Спанос утверждал, что если вы глубоко вовлечены в воображаемое, то не сможете сфокусироваться на информации, которая преду­преждает вас, что фантазия — это не реальность. Чем более живо вы представляете гипс, его текстуру и крепость, как он туда по­пал и т. д., тем меньше вероятность вспомнить, что это всего лишь плод вашей фантазии. Если глубокое погружение про­изошло, вы будете склонны поверить, что ваше действие «око­стеневшей рукой» было совершено не по вашей воле, тогда как на самом деле все было наоборот. В подтверждение этого Спа­нос выяснил, что если испытуемых просили оценить степень своего погружения во внушаемый сценарий, то чем выше была оценка погружения, тем в большей степени испытуемые интер­претировали свое поведение как совершаемое не по собствен­ной воле. Спанос также отмечает, что чувствительность чело­века к гипнозу коррелирует с его общей тенденцией погруже­ния в другие виды деятельности, такие как чтение, музыка или мечтания. Следовательно, такие люди более склонны к внуше­нию в процессе гипнотизирования.

    Создание ожиданий у загипнотизированных

    Спанос полагает, что убеждения в отношении гипноза, ко­торые присущи большинству людей, соответствующим обра­зом проявляются, если эти люди оказываются под его воздей­ствием. Далее автор говорит, что эти убеждения усиливаются методами, используемыми для введения в гипнотический транс и для его изучения. Он приводит три примера исследований, демонстрирующих, как люди могут предпринимать определен­ные действия под гипнозом просто потому, что они думают, будто должны это делать, а не по причине нахождения в изме­ненном состоянии сознания.

    Во-первых, Спанос ссылается на исследование, в котором двум группам студентов читалась лекция о гипнозе. Лекции были идентичны, за исключением того, что одной группе ска-

    105

    зали, будто в состоянии гипноза спонтанно возникает «окосте­нение» руки. Затем обе группы вводили в состояние гипноза. Некоторые участники группы, в которой говорилось об «окос­тенении» руки, и вели себя соответствующим образом — спон­танно, без каких-либо инструкций. Однако в среде испытуе­мых другой группы ни одна рука не окостенела. По мнению Спаноса, это демонстрирует, как люди переживают гипноз в со­ответствии со своими убеждениями о должном поведении при нахождении в таком состоянии.

    Второй пример, который Спанос использовал для иллюстра­ции своего мнения, — это результаты изучения возникающих у людей образов. Загипнотизированные люди говорят, что визу­альные образы, которые они видели под гипнозом, были более интенсивными, живыми и реальными по сравнению с образа­ми, которые они видят, не находясь под гипнозом. Вот как обыч­но проводились подобные исследования. Испытуемых просили представить сцены или ситуации, в которых они совершают оп­ределенные действия. Затем этихлюдей гипнотизировали и вновь просили представить подобные ситуации (стадии гипнотизиро­вания и нормального состояния могут идти в произвольном порядке). Такие испытуемые, в общем, говорили, что образы в состоянии гипноза были значительно интенсивнее. Спанос и коллеги выяснили, однако, что когда использовались две различные группы — подвергавшаяся гипнозу и не подвергав­шаяся, средний показатель интенсивности образов у участни­ков этих групп был практически одинаков. Почему существуют эти различия в результатах? Возможно, потому, что когда тести­руются две различные группы, испытуемые внутри каждой из них не обладают информацией для сравнения. Тем не менее когда одни и те же люди помещаются в разные типы условий, они мо­гут сравнить свой опыт по каждому из условий и уточнить свои оценки. Итак, поскольку показатель интенсивности образов в состоянии гипноза почти всегда выше, это доказывает то поло­жение, что гипноз на самом деле есть измененное состояние со­знания, не так ли? Если же вы спросите об этом Спаноса, он вам ответит «Нет, не так!» По его мнению, люди, помещенные в раз­ные типы условий, ожидают от ритуала введения в гипнотиче­ское состояние большей интенсивности образов и, следователь­но, и оценивают ее соответственно.

    106

    Третьей и, возможно, наиболее интересной демонстрацией эффектов гипноза является утверждение, что гипноз может сде­лать человека нечувствительным к боли (эффект анальгезии). Одним из способов проверки чувствительности к боли без при­чинения реального вреда человеку является «испытание холо­дом». Если вы испытуемый в такого рода исследовании, вас по­просят опустить руку в ледяную воду (около О °С) и держать ее там сколько сможете. Примерно после первых десяти секунд становится очень больно, и большинство людей вынут свою руку в течение первых одной-двух минут. Хилгард (Hilgard, 1978) сообщает, что люди, прошедшие «испытание холодом», как в обычном состоянии бодрствования, так и под гипнозом, сооб­щали о значимо меньшем ощущении боли при нахождении в гипнотическом состоянии. Он объяснял это тем, что, находясь под гипнозом, человек способен отделить боль от сознания. Та­ким образом, говорит Хилгард, часть сознания человека испы­тывает боль, но эта часть спрятана за так называемым «амнези-ческим барьером».

    Спанос отвергает объяснение результатов по анальгезии ка­кими-то особыми свойствами самого гипноза и предлагает под­тверждение того, что снижение болевых ощущений во время нахождения под гипнозом является результатом мотивации и ожиданий человека. Все исследования гипноза используют лю­дей с высоким показателем чувствительности к гипнотическо­му воздействию. Согласно Спаносу, эти люди «очень стремят­ся представить себя в экспериментальных условиях как тех, кто наиболее подходит для гипноза» (р. 208). Эти люди знают, что впечатления испытуемых в состояниях бодрствования и гип­нотического сна обычно сравниваются учеными, и стремятся продемонстрировать эффективность гипноза. Спанос провел еще одно исследование с «испытанием холодом», но использо­вал одно важное условие. Некоторым участникам сообщили, что сначала им нужно будет самим попробовать уменьшить ин­тенсивность боли при холодовой пробе (например, пытаясь пе­реключить свое внимание на что-то другое), а затем их введут в состояние гипноза с внушением нечувствительности к боли. Другой же части испытуемых ничего не сообщалось о последу­ющем применении гипноза. На рис. 2.3 представлены резуль­таты. Когда люди ожидали введения в состояние гипноза после

    Рис. 2.3. Ощущение интенсивности боли в обычном состоянии

    и в гипнотическом состоянии: условия ожидания введения

    в гипноз и без ожидания

    пробы, проведенной в обычном состоянии, они оценивали анальгезический эффект собственных сознательных усилий как низкий, для того чтобы, как указывает Спанос, «оставить местеч­ко» для улучшения своего состояния уже под гипнозом. Спанос считает данный пример демонстрацией того, что даже интенсив­ность боли во время гипноза может быть следствием потребности человека отвечать запросам ситуации, а не проявлением изме­ненного сознания как такового.

    Наиболее важный вопрос, возникающий под влиянием по­лученных Спаносом результатов, — это то, должны ли мы пе­реоценить феномен под названием гипноз. И что же такое гип­ноз, если мы решаем, что он — не могущественная сила, изме­няющая сознание, как это было принято считать?

    ЗНАЧЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

    Оценивая исследование Спаноса, необходимо помнить, что его целью не было доказать, будто гипноза не существует. Он хотел продемонстрировать: то, что мы называем гипнотически-

    108

    ми действиями, является результатом высокомотивированно­го, целенаправленного социального поведения, а не изменен­ным и уникальным состоянием. Большинство исследователей поведения считают, что людей нельзя загипнотизировать про­тив их воли. Более того, находясь под гипнозом, люди не будут совершать асоциальные, по их мнению, поступки и не способ­ны проявлять сверхсилу и сверхвыносливость. В своей статье Спанос показал, что многое в гипнозе может быть объяснено менее мистически и более непосредственно, чем при исполь­зовании понятия гипнотического транса.

    Каковы могли бы быть последствия, если принять сомне­ния Спаноса в существовании гипноза? Ответ примерно та­ков — «возможно, без последствий». Достигаются ли эффекты гипноза посредством введения человека в измененное состоя­ние сознания или посредством повышения мотивации — это не меняет того факта, что гипноз часто является полезным ме­тодом разрешения проблем и улучшения качества жизни. Од­ной из причин того, что многие люди до сих пор продолжают без тени сомнения относиться к силе гипнотического транса, возможно, является их желание верить: существует решение, последняя возможность справиться с проблемами, когда все другие методы бессильны, — нечто настолько всесильное, что изменения происходят как бы сами по себе.

    Является ли гипноз измененным состоянием сознания или нет, это достаточно противоречивый вопрос. Но чем бы ни был гипноз, он, определенно, не является панацеей, которую боль­шинство людей хотят в нем видеть. Некоторые исследования показали, что гипноз нисколько не эффективнее других мето­дов для лечения алкоголизма или пристрастия к табаку, для вос­становления памяти или для снижения веса (см. обзор у Lazar & Dempster, 1981).

    СОВРЕМЕННЫЕ РАЗРАБОТКИ

    Ссылка на статью Спаноса 1982 года появилась в работе Лин-на 1997 года, излагающей новую теорию о том, почему люди, на­ходящиеся под гипнозом, воспринимают свои действия как не­преднамеренные (Lynn, 1997). Этот исследователь утверждает, что люди, легко поддающиеся гипнозу, воспринимают свое поведе-

    109

    ние под гипнозом как принудительное по нескольким причи­нам. Во-первых, они входят в состояние гипноза с намерением выполнять то, что гипнотизер скажет. Во-вторых, они всерьез ожидают, что гипноз способен направить их действия, содей­ствуют ли они этому или нет. И в-третьих, «намерение помочь гипнотизеру, так же как и ожидание того, что они смогут это сде­лать, порождают повышенную готовность действовать под при­нуждением» (Lynn, 1997, р. 239). Неудивительно, что Линн опи­рался на работу Спаноса, ведь его теория отражает и подтверж­дает идеи последнего, которые мы обсуждали выше.

    С другой стороны, авторы нескольких недавних статей опро­вергают мнение Спаноса и приводят дополнительные аргумен­ты в пользу результатов исследования Хилгарда, которое мы обсуждали ранее (Kihlstrom, 1998, 1999; Miller & Bowers, 1993; Montgomery, DuHamel & Redd, 2000).

    И наконец, испанские исследователи попытались занять компромиссную позицию, предполагая, что людей можно на­учить реагировать на гипноз (Diaz & Alvarez, 1997). При исполь­зовании методологии формирования Скиннера (см. обсуждение работ Скиннера в следующем разделе) 10 человек, которые очень трудно поддавались гипнотическому внушению, выпол­нили серию упражнений, разработанных специально для того, чтобы научить их реагировать на гипнотическое внушение. После успешного выполнения каждого упражнения они полу­чали подкрепление (вознаграждение) от терапевта. После про­хождения обучающего курса шесть из десяти испытуемых ус­пешно реагировали на гипнотическое внушение, тогда как до обучения ни один из них не поддавался гипнозу. Авторы сдела­ли вывод, что «данные результаты подтверждают важность си­туационной переменной в отношении внушаемости или чув­ствительности к гипнозу» (р. 167).

    Споры не прекращаются. Спанос продолжал свои исследо­вания до самой смерти; погиб он в результате авиакатастрофы в июне 1994 (см.: McConkey & Sheehan, 1995). Резюме ранних работ Спаноса можно найти в его книге 1998 года Hypnosis' TheCognitive-BehavioralPerspective. Николас Спанос заслужил ува­жение коллег своим плодотворным трудом по исследованию человеческого поведения. Его будет очень не хватать коллегам и всем тем, кто учился на его работах и столь многое из них

    110

    почерпнул (см.: Baker, 1994, панегирик Николасу Спаносу). И конечно же, его исследования будут продолжены. Работы Спаноса о гипнозе изменили психологию: было предложено но­вое, революционное, экспериментально обоснованное, альтер­нативное объяснение определенного аспекта человеческого со­знания и поведения. Спанос первым за последние 200 лет бро­сил вызов старой теории.

    ЛИТЕРАТУРА

    Baker, R. (1994). In memoriam: Nick Spanos. Skeptical Inquirer,

    Щ5), 459. Diaz, A., & Alvarez, M. (1997). Transformations of the instructions

    in suggestions using operant procedures. Psicothema, 9(1), 167-

    174. Hilgard, E. (1978). Hypnosis and consciousness. Human Nature, 1,

    42-51. Kihlstrom, J. F. (1998). Attributions, awareness, and dissociation: In

    memoriam Kenneth S. Bowers, 1937-1996. American Journal of

    Clinical Hypnosis, 40(3), 194-205. Kihlstrom, J. F. (1999). Personal communication. Lazar, В., & Dempster, C. (1981). Failures in hypnosis and

    hypnotherapy: A review. American Journal of Clinical Hypnosis,

    24, 48-54. Lynn, S. (1997). Automaticity and hypnosis: Asociocognitive account.

    International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 45(3),

    239-250. Miller, M., & Bowers, K. S. (1993). Hypnotic analgesia: Dissociated

    experience or dissociated control? Journal of Abnormal Psychology,

    102, 29-38. McConkey, K., & Sheehan, P. (1995). Nicholas Spanos: Reflections

    with gratitude. Contemporary Hypnosis, 12, 36—38. Spanos, N., & Chaves, J. (1988). Hypnosis: The cognitive-behavioral

    erspective. New York: Prometheus.

    111

    3 НАУЧЕНИЕ

    И ОБУСЛОВЛИВАНИЕ

    В той области психологии, которая занимается научением и обусловливанием, проведено множество исследований с целью выяснить, как обучаются жи­вотные и люди. Некоторые выдающиеся психологи, имена которых широко известны за пределами наук о поведении, как, например И. П. Павлов, Дж. Уот-сон, Б. Скиннер и А. Бандура, посвятили всю свою жизнь изучению проблем, относящихся к этой сфере. Выбрать несколько наиболее важных работ из этой области исследований — задача не простая, но соответствующие избранные статьи можно най­ти почти в любом вводном учебнике психологии, и они отражают огромный вклад названных выше ученых.

    Говоря об И. П. Павлове, мы обращаемся к его выполненным почти 100 лет назад опытам с соба­ками (с использованием метронома) и к открытию условного рефлекса. Другой выдающийся ученый, Дж. Уотсон, вероятно, наиболее знаменит (печаль­но известен?) своим впечатляющим эксперимен­том с одиннадцатимесячным мальчиком Альбер­том, продемонстрировав впервые, что эмоции — результат приобретения опыта. Далее мы рассмот­рим, как Б. Скиннер объясняет и демонстрирует «суеверное» поведение голубя и то, как аналогич­ным образом становятся суеверными люди. В за­ключение будет проанализировано хорошо изве-

    112

    стное исследование — «эксперимент с куклой Бобо», в кото­ром А. Бандура установил, что агрессивное поведение детей может быть сформировано в результате научения при подра­жании агрессивному поведению взрослого.

    Это не только о слюноотделении у собак!
    1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   36
    написать администратору сайта