Главная страница
Навигация по странице:

  • Раздел I. Государство и право Древнего мира Тема 1. Государство и право в странах Древнего Востока

  • 1. Возникновение древневосточных государств

  • 2. Общественный строй

  • 3. Государственный строй

  • 4. Основные черты права

  • Вопросы для самоконтроля

  • История зарубежки 1. Учебное пособие охватывает первый и второй разделы курса Истории государства и права зарубежных стран


    Скачать 1.52 Mb.
    НазваниеУчебное пособие охватывает первый и второй разделы курса Истории государства и права зарубежных стран
    АнкорИстория зарубежки 1.doc
    Дата17.07.2017
    Размер1.52 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаИстория зарубежки 1.doc
    ТипУчебное пособие
    #13452
    страница1 из 18

    Подборка по базе: Английский язык учебное пособие и задания для студентов зо нов.d, Трансформаторы. Учебное пособие. Кислицын А.Л., 2001.pdf, Учебно-методическое пособие по изучению дисциплины и выполнению , Учеб. пособие УиЭ ПЗРК. ч. 1.doc, Учеб. пособие УиЭ ПЗРК. ч. 1.doc, Учеб. пособие ОПЗРК.doc, Учеб. пособие ОПЗРК.doc, лазаренко Л.В. Суздальцева Л.С. ПОСОБИЕ для студентов всех факу, Сборник задач по электротехнике с решениями. Учебное пособие.pdf, Учебное пособие мдк 01. 02. «Отпуск лекарственных средств и това
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

    ВВЕДЕНИЕ

    Учебное пособие охватывает первый и второй разделы курса Истории государства и права зарубежных стран.

    В нем ставится задача показать два пути наиболее раннего становления политико-правовой формы человеческой жизнедеятельности. Один из этих путей в исторической литературе называется Восточным или азиатским, другой – Западным или европейским. По Восточному пути пошли древнейшие цивилизации Египта, Вавилона, Индии, Китая, а по Западному – античные государства Древней Греции и Рима.

    Наиболее важные различия между отмеченными путями сводятся к следующему:

    1. в экономической сфере на Востоке преобладала коллективная собственность, натуральное производство, ориентированное на внутриобщинный обмен. На Западе преобладали частнособственнические отношения, товарное хозяйство, ориентированное на рынок;

    2. положение свободного человека характеризовалось тем, что на Востоке он был подданным, носителем публичных обязанностей, но не публичных прав; будучи формально свободным, он оставался рабом традиций, порядка, веры. На Западе свободный человек выступал гражданином, являлся членом гражданского коллектива, обладателем публичных прав;

    3. в политической сфере на Востоке господствовало публичное управление, многоступенчатое, бюрократически организованное, находящееся в руках чиновничества; основная масса населения отстранялась от участия в политической жизни; преобладала монархическая форма правления. На Западе господствовало общественное самоуправление полисного типа, в котором реализовывались политические права полноправных граждан; преобладала республика.

    В VI веке образуются раннефеодальные монархии у воинственных германских племен. Варварские государства возникли после завоевания англами и саксами Британии, вестготами Испании, франками Галлии. Все они имели сходные черты, наиболее ярко проявившиеся во Франкском государстве, разросшемся до обширной Империи. Ее раскол привел к созданию Франции и Германии – государств, не раз влиявших на судьбы других народов Европы.

    Последующее развитие средневекового политического уклада во Франции принято считать за модель, в которой наиболее полно проявились существенные признаки сменяющих друг друга монархий: сюзерениальной (сеньориальной), сословно-представительной и абсолютной. Поэтому с французской истории начинается описание перечисленных этапов правления, а аналогичные им порядки в Англии и Германии излагаются в контексте особенностей проявления типичных черт.

    Азиатская история в цикле лекций ограничивается обзором государства и права Китая и более подробным освещением Арабского Халифата, стоявшего у истоков исламской цивилизации и воплотившего существенные черты теократической монархии и зарождавшегося мусульманского права.

    При разработке тем раздела использовалась следующая литература:

    1. Бадак А. Н. Всемирная история: В 24 т. / А. Н. Бадак, И. Е. Войнич и др. – Минск, 1999.

    2. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права: учебник / О. А. Омельченко. – М., 1998. – Т. 1.

    3. Черниловский З. М. Всеобщая история государства и права: учебник / З. М. Черниловский. – М., 1983.

    4. История государства и права зарубежных стран: учебник / под ред. П. Н. Галанзы. – М., 1963. – Т. 1.

    5. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства: учебник / В. Г. Графский. – М., 2004.

    6. История государства и права зарубежных стран: учебник / под ред. Н. А. Крашенинниковой, О. А. Жидкова. – М., 2004. – Т. 1.

    7. История государства и права зарубежных стран (Рабовладельческое и феодальное государство и право): учеб. пособие / под ред. П. Н. Галанзы, Б. С. Громакова. – М., 1980.

    8. Скрипилев Е. А. История государства и права Древнего мира: учеб. пособие / Е. А. Скрипилев. – М., 1992.

    Литература монографического и иного характера указана в конце каждой темы лекционного курса.

    Раздел I. Государство и право Древнего мира

    Тема 1. Государство и право в странах Древнего Востока

    1. Возникновение древневосточных государств.

    2. Общественный строй.

    3. Государственный строй.

    4. Основные черты права.

    1. Возникновение древневосточных государств

    Государство – качественно новая организация власти для управления социально неоднородным обществом. Оно возникло вследствие преобразования первобытной земледельческой общины, объединяющей людей по кровному родству, в гражданско-территориальную общину, объединяющую ее членов по экономическому (общинное землевладение) и политическому (осуществление принуждения к производителям вне общины) интересам.

    Формирование политической власти шло через трансформацию органов первобытного самоуправления и военной демократии (народное собрание, совет старейшин, вождь) в государственные учреждения, непосредственно осуществлявшие организацию производства, военного дела, регулирование общественной жизни, отправление правосудия. Родовая знать в целях сохранения своего господствующего положения опиралась на родоплеменные традиции, дававшие возможность ограничить роль правителя советом и народным собранием, препятствовала преобразованиям, направленным на усиление единоличной власти. Стремление же вождя-правителя оградиться от контроля со стороны родовой знати заставила его искать опору вне общины. Такой опорой постепенно становится формируемый самим правителем бюрократический аппарат управления, не связанное с ополчением общинников войско и возникающая на их основе служилая прослойка, чье экономическое и политическое положение было тесно связано с государственными доходами и царской властью. По мере ослабления зависимости носителей государственной власти от общинных органов разрушаются республиканские традиции и усиливаются монархические начала. Когда же публичная власть полностью освобождается от гражданского коллектива и в более крупном политическом объединении встает над системой гражданских территориальных общин, монархия приобретает деспотический характер. Право, первоначально сложившееся в форме санкционированных обычаев, все более дополняется нормативными предписаниями, исходящими от главы государства.

    На Древнем Востоке публичная власть начала складываться еще в третьем тысячелетии до нашей эры при сравнительно низком уровне развития производительных сил. Объясняется это удачным сочетанием географических и климатических факторов. Государства появились в поясе от северных берегов Африки до Тихого океана, ограниченном северным тропиком (23 градуса) и 40-м градусом северной широты, формировались в долинах крупных рек, например, Шумер, Вавилон – в долинах Евфрата и Тигра; Египет – Нила; Индия – Инда и Ганга; Китай – Хуанхэ и Янцзы. Благоприятный субтропический климат, удобная для возделывания простейшими орудиями и исключительно плодородная почва давали высокие урожаи несколько раз в год. Активное земледелие развивалось на мягком грунте, поддающемся медной мотыге, удобрявшемся либо отложениями минеральной пыли, которую сдувают с гор зимние муссоны, либо илом, который остается на полях после разлива рек. Вместе с тем, урожай постоянно находился под угрозой гибели из-за стихийных явлений природы, связанных, прежде всего, с разливами полноводных рек или, наоборот, засухой, вызванной близостью больших пустынь (Сахары, Аравийской, Гоби...). Поэтому с древнейших времен стала создаваться система мелиоративных сооружений: плотин, оросительных каналов, которая способствовала получению гарантированных урожаев.

    Осуществление грандиозных земляных работ требовало привлечения труда большого количества людей. Нехватку рабочих рук рядовых общинников стали восполнять эксплуатацией труда военнопленных, которых ранее убивали, а теперь превращали в рабов. С экономических позиций эксплуатация стала возможной вследствие повышения производительности труда в результате перехода к системе искусственного орошения. Появившийся устойчивый прибавочный продукт мог отбираться или неравномерно перераспределяться, что явилось причиной социального расслоения на свободных и рабов, на богатеющую знать и рядовых общинников. Так назрела необходимость создания качественно новой организации власти, способной удерживать в повиновении массы зависимого населения, защищать имущественные накопления от готовых поживиться чужим добром соседей. Она была реализована преобразованием общинного самоуправления в государственное управление.

    Характер хозяйственной деятельности обусловил сохранение общины, преобладание коллективной собственности на рабов над частной собственностью, хозяйственную роль правителей и, тем самым, предопределил важные черты общественного и государственного строя стран Древнего Востока.

    2. Общественный строй

    На Древнем Востоке основную массу свободного населения составляли крестьяне-общинники. Существование устойчивых общинных отношений обусловливалось тем, что рациональное использование оросительных систем полностью зависело от коллективных усилий людей. Крестьяне обрабатывали землю индивидуально с помощью принадлежавших им орудий труда, частным образом присваивали ее плоды, но защитить участки от стихийных бедствий они могли только с помощью соседей. Поэтому для сельской общины было характерным сочетание коллективной собственности на воду, пахотную землю (последняя была разделена и периодически перераспределялась) с индивидуально-семейной собственностью на скот, дом, инвентарь, приусадебный участок.

    Из ранней политической истории Китая известна своеобразная система колодезных полей, сочетавшая семейное и общинное землепользование. Обрабатываемые крестьянами земли были поделены на квадратные участки равных по размеру групп, включающих девять наделов, один из которых – казенный, а другие – объект пользования восьми семей. Казенный обрабатывался в первую очередь и сообща. Средства с него шли на содержание знати и чиновников. Описанная система была разрушена в начале VI в. до н. э., когда пахотные земли закрепили за отдельными домохозяевами с правом передачи по наследству и ввели налог с количества обрабатываемой земли.

    Характерной чертой древневосточных отношений являлось преобладание коллективной собственности на рабов. Так как обработкой земли в основном занимались свободные общинники, рабский труд применялся, как правило, в царском, храмовом хозяйстве, реже – в общине. Хозяином таких рабов выступало не какое-то конкретное лицо, а государство, храм, община. Рабовладение носило патриархальный характер: за рабами признавались некоторые личные и имущественные права. Труд рабов не применялся для производства товаров на рынок, а предназначался для удовлетворения потребностей хозяйства. Частные рабы являлись принадлежностью семейного двора, их положение было схоже с положением подвластных членов семьи. Рабы могли иметь имущество, семью, и они не рассматривались как вещи, над которыми собственник имеет неограниченные права. Вместе с тем, рабы были частью домашнего имущества и поэтому могли продаваться.

    Например, в Вавилоне рабы дворца могли вступать в брак со свободными женщинами, и дети от такого брака считались свободными. Такие рабы могли создавать свой дом и приобретать движимое имущество, половина которого после смерти раба переходила его жене для воспитания детей, а другая половина – господину раба. Рабыня-наложница, родившая детей от свободного человека, после его смерти получала вместе с детьми свободу, а если отец таких детей при жизни признавал их своими, они имели право на наследование имущества отца наравне с его детьми, рожденными от жены.

    Источниками рабства были естественное воспроизводство, плен, совершение тяжких преступлений. Иногда рабство принимало форму скрытого домашнего рабства, когда домовладелец за долги мог заложить в качестве раба членов свой семьи или самого себя.

    Зависимое население, в том числе и общинники, было социально неоднородно: группы свободного населения отличались правовыми возможностями. В Вавилоне жизнь, имущество авилума (буквально «мужа», «человека») охранялась выше, чем интересы мушкенума (буквально «склоняющегося ниц»). По одной из научных версий, авилумы были полноправными жителями Северной части Вавилона, а мушкенумы – свободной частью населения Юга, завоеванного северянами. По другой версии, мушкенумы – социальная категория, представители которой утратили связь с общиной и, не являясь собственниками наделов земли, получили их в пользование как вознаграждение за выполнение определенной царской службы. В Индии правовой статус определялся принадлежностью к одной из каст: жрецов (брахманов), воинов (кшатриев), земледельцев, ремесленников, торговцев (вайшиев) и почти бесправных слуг (шудры). Три первые касты назывались дваждырожденными, т. к. их представители приобщались к знаниям и обретали второе рождение, изучая Веды. Шудры не имели права читать священные книги. Закрепление населения по наследственным профессиям: жрецы, войны, ремесленники, земледельцы, пастухи и др., имело место и в Египте в период Среднего царства (XXI–XVIII вв. до н. э.).

    К привилегированным слоям населения относилось жречество, светская аристократия – потомки родоплеменной знати и высшая военная знать, представители которой занимали в армии командные посты. Нижний слой господствующей знати составляло чиновничество, которое собирало налоги, управляло царским имуществом. Так, в Египте писцы получали за службу от правителя жалование натурой, а наиболее важных чиновников фараон обеспечивал крупными земельными участками.

    Тесную взаимосвязь между социальной структурой и землевладением можно проследить по ситуации, которая существовала в Китае в XII–IX вв. до н. э. В высшую группу населения входили правители государства (ваны), которые являлись верховными собственниками земли в стране. Ван жаловал представителям высшей аристократии, составлявшим вторую группу населения, право наследственного владения частью своих земель. Фактически же знать распоряжалась землей и подданными как своей собственностью. Третья общественная группа состояла из глав родоплеменных объединений, населявших наследственное владение аристократов. Знать признавала право этих глав на владение племенной территорией. Сами главы родов не обрабатывали землю, а передавали ее во владение главам больших семей, входившим в четвертую группу. Те, в свою очередь, привлекали к ее обработке простолюдинов, которые были включены в состав последней, пятой, общественной группы. С бюрократизацией управления значительный привилегированный слой населения стали составлять чиновники, кормящиеся с определенных общин и территорий. Чиновники ранжировались, причем их верхушка длительное время была представлена наследственной аристократией. Лишь постепенно в нее начинает входить служилая прослойка из людей незнатного происхождения. По проведенной в IV в. до н. э. реформе, ранги китайским чиновникам стали присваиваться не в связи с происхождением, а за заслуги перед правителем. В III в. до н. э. была создана система 20 чиновничьих рангов для лиц, состоящих на государственной службе и получающих жалование. Восемь низших рангов были доступны выходцам из народа, которые могли их получить по семейной традиции, в награду и даже купить. Высшие давались только за службу на государственных должностях, а обладатели самых высших рангов (19–20-го) помимо жалования получали доли налогов с выделенной им территории, но с такой, на которую не распространялась их административная власть.

    3. Государственный строй

    Древневосточные государства возникли на базе союзов общин в виде городских центров как сосредоточений религиозных, военных и хозяйственных начал. Их правители избирались и смещались либо народным собранием, либо советом старейшин. Несколько таких центров входили в территориальную организацию, обусловленную потребностью вести совместные мелиоративные работы. В долине Нила, в Двуречье, сложились десятки подобных общинно-демократических образований. Между ними постоянно велась вражда, в основном из-за использования ирригационных сооружений. Захватнические войны привели к образованию крупных централизованных государств, в которых монархические элементы сменили демократические и республиканские традиции. Народ занял позицию пассивного наблюдателя в государственных делах. Власть правителя становится наследственной, приобретает царские черты. С усилением авторитета царя народное собрание и совет старейшин сменяются группами особо доверенных монарху лиц.

    При натуральном хозяйстве сельские общины были экономически обособленными, а значит, отсутствовали прочные связи между районами страны. Существование крупных территориальных объединений должно было базироваться не на прямых межрегиональных отношениях экономического характера, а на иных факторах, например, на подчинении областей центру с помощью военных средств. Что же касается хозяйственных оснований централизации древневосточных государств, то следует учитывать роль природной среды. Земледелие, основанное на ирригации, могло дать наибольший эффект только тогда, когда использование вод во всей речной долине было упорядочено в единую систему. В противном случае конкурирующие общины мешали водоснабжению друг друга, а это приводило к частым разрушительным войнам. Сложный комплекс дамб, каналов мог функционировать при условии координирования коллективных усилий по поддержанию всей их сети в рабочем состоянии: требовалась служба оповещения о сроках и предполагаемом уровне подъема воды, нужен был единый механизм перераспределения ресурсов для восстановления ирригационных сооружений в наиболее пострадавших от наводнения и неурожая районах. Эти задачи наиболее успешно могла выполнять централизованная монархия, при которой ее глава становился связующим звеном между экономически разобщенными хозяйственными единицами – сельскими общинами.

    По исторической традиции сформировавшееся государство принято называть восточной деспотией. Под ней понимается монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого главы государства, выступающего верховным командующим, организатором публичных работ, единственным законодателем и высшим судьей. Это – централизованное государство с жестким тоталитарным режимом, с всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата. Бюрократически организованный аппарат чиновников содержался за счет государственной собственности на землю, налогов, военной добычи. Кроме обложения населения натуральным налогом в виде продуктов земледелия и скота, жители несли дорожную, мостовую повинности, повинности, связанные с поддержанием в рабочем состоянии оросительных каналов.

    Указанные черты деспотии носили относительно универсальный характер. Они по-разному проявлялись в отдельных странах, да и власть деспота, определенная как неограниченная, отнюдь не являлась всеобъемлющей, абсолютной, а только была не регламентированной со стороны каких-либо политических учреждений.

    Деспотия исторически возникла из трансформации власти выборного вождя союза общин или племен и испытывала влияние первоначального его назначения. В Вавилоне, Египте, Китае он усилился как религиозный и хозяйственный лидер с широкими полномочиями по отправлению культа и организации общественных работ, тогда как военные заботы и судебные обязанности его занимали меньше и поручались другим лицам. В Индии правители вышли из военных вождей, и их роль главнокомандующих со значительными законодательными и судебными правами была определяющей. Власть раджи менее всего носила сакральный характер, немного времени уделяла организации общественного хозяйства, долго сохраняла опору на институты военной демократии (например, при главе государства стоял законосовещательный совет из знати).

    Власть деспота названа наследственной, но точного порядка наследования не было. Обычно престол передавался по старшинству в семье. Однако допускался переход власти от отца к сыну, минуя старшего родственника; нередки были случаи, когда наследовали женщины и даже лица, не состоявшие в родстве с прежним правителем, поскольку наследование престола считалось происходящим по божественной воле, постольку в нетипичных случаях организовывалась особая священная процедура, олицетворявшая породнение претендента на престол с богами.

    Религиозно-священный характер власти деспота обусловливался воплощением в нем и в его правлении божественной воли. Особа правителя считалась неприкосновенной. Он почитался наравне с богами и в качестве главы религиозной власти часто выступал верховным жрецом, имел право вводить почитание новых богов вместо поклонения прежним. Степень сакрализации особы правителя различалась от олицетворения в его персоне бога страны (в Китае), приравнивания его к богам (в Египте) до обожествления, прежде всего, царской власти, а не ее носителя (в Индии раджа называл себя только «милым богам», а не богом).

    Светская власть деспота была наиболее полной в хозяйственной и военной сферах. По его воле проводилась мелиорация и другие общественные работы, строились военные укрепления, производительное население отчуждало часть продукта на создание государственных и личных царских запасов. Правитель устанавливал порядок военной службы, назначал военачальников и часто сам командовал войском. Он же определял пожалования и привилегии для отдельных сановников и местных правителей. За службу чиновники наделялись землей из государственного фонда, который мог пополняться деспотом не по произволу, а скупкой земли у частных владельцев.

    В законодательной и судебных сферах деспот более олицетворял полноту власти, нежели имел ее в действительности. В обществе сложилось устойчивое представление о божественном происхождении жизненного уклада. Правитель был вынужден считаться с этим и не мог своими законами изменять традиционные порядки, устанавливать противоречащие им новые правила. Как носитель высшей справедливости деспот обладал правом помилования. Собственное правосудие он осуществлял редко, обычно тогда, когда самостоятельная судебная система затруднялась это сделать из-за пробелов в нормативных источниках.

    В политической системе древневосточных стран высоким было значение личностного начала. Государственный механизм работал без сбоев в случае активной и успешной завоевательной политики, проводимой деспотами. Как только энергия правителя переставала подпитывать дело бесперебойного поступления невольников и трофеев, внутреннее положение страны осложнялось, усиливалась опасность вторжения внешних врагов или выступления оппозиционных сил правящей династии.

    Будучи олицетворением божества, деспот являлся символом власти, и непосредственное ее осуществление находилось в руках доверенного соправителя и разветвленного аппарата чиновников. При этом высокопоставленные должностные лица одновременно носили и жреческий сан. Наиболее важные роли отводились главному казначею, командующему войском и начальнику царских работ, что позволяет считать справедливым вывод о постепенном обособлении в древневосточных странах трех основных ведомств: финансового, военного, общественных работ. Положение ведомств было относительно самостоятельным по отношению друг к другу, причем во многом это объяснялось тем, что каждое ведомство имело право принуждения и содержало соответствующий аппарат насилия для выполнения возложенных задач. В свою очередь, все ведомства нуждались в связующем звене, координирующем их работу, каковым и являлся для них глава государства: фараон в Египте, раджа в Индии, ван в Китае, а в Вавилоне устойчивого титула не было, правителей величали энси, лугаль, патеси, что побудило исследователей условно называть их царями.

    Правитель Египта был носителем божественного начала власти. Во времена Древнего царства (2800–2400 гг. до н. э.) финансовые вопросы, руководство публичными работами, судами, полицией практически находилось в руках следующего по положению после фараона лица в государстве – визиря (джати), тогда как военные заботы поручались многим начальникам. Позднее визиря поставили во главе военного ведомства, финансовое управление передали казначею. В период Нового царства (1580–1100 гг. до н. э.) учредили самостоятельные должности военачальника и начальника всех царских работ. Отдельные области страны (номы) находились под управлением назначенных фараоном чиновников-номархов. Они были жрецами одного из культов, направляли хозяйственную, военную, судебную деятельность на местах. Рядом с номархами находились царские судьи, руководители военных отрядов.

    Возвышение Вавилона произошло в XVIII в. до н. э. при правлении царя Хаммурапи. Он подчинил себе храмовую организацию, объявив жрецов рабами царя; упразднил мелкие округа и во главе областей поставил своих чиновников; упорядочил ведомственный контроль над исполнением повинностей и сбором налогов; поставил царских судей следить за отправлением судопроизводства в областях и общинах. При Хаммурапи сложилась централизованная административная система. Началась наследственная передача власти, тогда как выборность главы государства сохранилась только при смене династии. Верховный жрец управлял храмовым хозяйством с санкции правителя. Особый советник координировал работу других чиновников с финансовыми, налоговыми и чисто административными функциями. Высший посол вел внешнеполитическую деятельность, а главнокомандующий обучал и водил в походы войско. Начальник дворца управлял царским хозяйством и организовывал работу царских судей. Судебные чиновники направляли деятельность глав общин, которые назначались сверху, как правило, из старейшин этих общин. Они обладали административными, финансовыми, судебно-полицейскими полномочиями.

    В позднем иньском Китае (XV–XII вв. до н. э.) возник титул ван, обозначавший верховного правителя страны. О подчиненном царю разветвленном аппарате управления известно то, что он включал около двух десятков официальных титулов. Обычно этих должностных лиц подразделяют на три категории. В первую входили гражданские должностные лица, помогавшие вану в налаживании дворцового хозяйства, организации земляных работ и т. д. Ко второй категории относят военных должностных лиц, каждый из которых командовал родом войска, а к третьей – всевозможных советников, гадателей, прорицателей и т. п. Постоянно действующих учреждений с четко разграниченной компетенцией еще не было, а имелись лишь дворцовые слуги царя, которым давались поручения. Становление ведомственного управления произошло в чжоуском Китае (XI–III вв. до н. э.). Ближайшим помощником вана являлся сян с обширной компетенцией соправителя. Затем шли три советника царя, именуемые в источниках тремя старцами, каждый из которых руководил одним из трех ведомств: финансовым, военным, общественных работ. Старцам подчинялись шесть чиновников более низкого ранга, а тем – девять правителей отдельных областей страны. Пирамидальная структура власти сохранилась и в циньском Китае (III–II вв. до н. э.). Во главе централизованного государства встал император. При нем находились три высших чиновника: один из них был ближайшим советником правителя, другой командовал вооруженными силами и наблюдал за правосудием в стране, третий хранил государственные бумаги, контролировал работу чиновничьего аппарата в целом. Независимо от полномочий высших руководителей существовала постоянная бюрократия, объединявшаяся в отдельные ведомства со своими штатами и самостоятельными функциями. К традиционным ведомствам добавились обрядовое, судебное и др. Каждую крупную область страны возглавляли губернатор-наместник и военный начальник. Областные чиновники подчинялись как наместнику, так и тому центральному ведомству, в сфере управления которого находилась их деятельность.

    Об организации власти в Индии можно достоверно судить по эпохе династии Мауриев (IV–III вв. до н. э.). В ней отсутствовала всеохватывающая централизация и бюрократизация управления, хотя и наблюдалось стремление правителя с помощью специальных инспекторов контролировать местную администрацию. Раджа опирался на совет, в который входила жреческая и военная знать, главные администраторы и советники, непосредственно управлением не занимавшиеся, иногда в него приглашались представители городов. Видное место при радже занимали верховный судья, придворный жрец, советники по военным и религиозным делам. Главными администраторами правитель назначал людей по деловым качествам и личной преданности. Им подчинялись чиновники со специальными полномочиями. Одни смотрели за финансами; другие – за организацией в царском хозяйстве земледелия, ремесла, судоходства, торговли; третьи руководили военным делом: следили за снаряжением армии или командовали на поле боя. Управление наиболее важными провинциями страны поручалось царевичам, а пограничными областями – родственникам раджи. Правитель провинции защищал ее территорию, собирал налоги, организовывал строительные работы, обеспечивал охрану порядка. Ему подчинялся окружной начальник со своим аппаратом, держащим под контролем сельскую администрацию. Местные дела находились как в руках назначенных центральными ведомствами чиновников, так и в сфере достаточно авторитетного самоуправления самоизолированных общин.

    Поддержание деспотического режима требовало развитых карательных органов. Из Египта дошли следующие сведения об организации полиции:

    1. существование с древнейших времен постоянной штатной полиции;

    2. подразделение полиции на общую, занимавшуюся розыском преступников, оказанием помощи местной администрации в поддержании общественного порядка, и тайную, осуществлявшую скрытое наблюдение и слежку, раскрытие антиправительственных заговоров;

    3. комплектование полицейских отрядов из рабов с сохранением командных должностей за свободными;

    4. соединение в руках полиции административной и судебной власти: она рассматривала дела, выносила приговоры и приводила их в исполнение;

    5. широкие полицейские полномочия имела постоянная армия и местная администрация.

    4. Основные черты права

    В эпоху первобытнообщинного строя социальные отношения регулировались обычаями – издавна сложившимися неписаными правилами поведения. С разложением родовых связей и появлением государства наряду с санкционированными властями обычаями возникло и писаное право в виде указов верховного правителя, имевших высшую юридическую силу. К числу документов такого рода относится Судебник древневавилонского царя Хаммурапи, с именем которого связано объединение Северного и Южного Двуречья в XVIII в. до н. э. Судебник, в отличие от других источников древневосточного права, сохранился в наиболее полном виде. Он представляет собой запись судебных обычаев, сложившихся на Севере, призванную служить инструкцией царским чиновникам, отправлявшим правосудие на Юге.

    Судебник Хаммурапи весьма архаичен: он свидетельствует о слабом развитии юридических знаний вообще и низкой юридической технике в частности. Отсутствовало не только представление о делении права на отрасли, но даже деление нормативного текста на статьи (разбивка текста на параграфы была сделана современными учеными в научных целях). Правовые нормы фиксировались в виде обобщенных судебных решений, причем уровень обобщения не высок: излагались отдельные случаи из судебной практики (казусы), а не общие правила. Отсюда очевидна неполнота правового регулирования, не позволяющая ясно судить о том, на какие сходные ситуации распространяется действие права. Например, § 17 предусматривает вознаграждение за поимку раба в степи; не понятно, следовало ли вознаградить человека за задержание беглого раба в других местах?

    Неразвитость товарно-денежного оборота обусловила слабое регулирование имущественных и договорных отношений. Наиболее примечательными моментами являются следующие:

    1. землевладельческие права свободных членов общины отягчены общинными порядками: свой участок человек мог продавать, закладывать, сдавать в аренду, передавать по наследству, но таким образом, чтобы земля не выходила за пределы общины;

    2. подробно регламентировалось положение земельного участка, выделяемого воину за службу (илку). Царь мог в любое время отнять такую землю у держателя, она не переходила по наследству, если на наследника нельзя было возложить ту же службу; существовала повышенная защита от самоуправного завладения участком, когда воин был в походе; гарантировалось сохранение надела за воином, вернувшемся из плена; воин, не выступивший в поход или пославший вместо себя наемника, подлежал смертной казни, но не за дезертирство, а за то, что, не выполнив свою службу и утратив тем самым право на служебный надел, продолжал им пользоваться, как «краденным»;

    3. из-за распространенности ростовщичества широко регламентировался договор займа. Он предусматривал не только обязанность должника вернуть долг в срок, но и уплату процентов, доходящих до 33,5 % от суммы долга. Часто несостоятельный должник отдавал в кабалу членов своей семьи. Судебник отчасти ограничивал злоупотребления кредиторов: долговая кабала не могла превышать трех лет, а самовольное изъятие кредитором долга влекло для него потерю претензий к должнику;

    4. купля-продажа важных для хозяйственных целей вещей (земли, рабов, животных) оформлялась в письменной форме. На глиняной таблетке указывался объект сделки, цена, другие условия договора, например, обязанность продавца – принять на себя ответственность в случае предъявления к покупателю иска об отчуждении вещи со стороны третьих лиц. При такой ситуации покупатель возвращал собственнику приобретенную вещь, но имел право взять назад уплаченное им серебро из дома продавца;

    5. интересы собственника стояли на первом месте и в договоре хранения. Хранитель нес полную ответственность за сохранность вещи. Пропавшее имущество, даже если кладовая подверглась взлому, должно было быть возмещено собственнику в двойном размере;

    6. в договоре найма отметим то, что наем чужого раба рассматривался не как наем рабочей силы, а как наем имущества. Плата в таком случае поступала не рабу, а его хозяину.

    Судебник большое внимание уделял ответственности из причинения вреда. Она была отягощена пережитками первобытнообщинных отношений:

      1. имело место объективное вменение, при котором наказание назначалось по фактическим обстоятельствам без учета вины. Например, предусматривалась ответственность всей общины за преступление, совершенное на ее территории, если не установлена личность преступника (согласно § 23, если грабитель не был схвачен, то потерпевший может показать перед богом все свое пропавшее, а поселение и градоправитель, на земле и территории которых было совершено ограбление, должны ему возместить все его пропавшее). Имелись случаи ответственности детей за преступления родителей (по § 229, 230, если строитель построил дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил... сына хозяина, то должны убить сына этого строителя);

      2. отголоски кровной мести нашли воплощение в ответственности по принципу эквивалентности воздействия или талиону: равным за равное, око за око, зуб за зуб. Талион различался в символической форме, когда повреждение наносили тому человеческому органу, которым был причинен вред (по § 195, если сын ударил своего отца, то ему должны отрубить руку), и в материальной форме, при которой у осужденного повреждался тот же орган, что и у потерпевшего (по § 200, если человек выбил зуб человеку, равному ему, то должны ему выбить зуб);

      3. с глубокой древности применялось к преступникам в качестве наказания изгнание, например, за повреждение (разрушение) городской стены, а также допускался самосуд: человека, уличенного в воровстве при тушении пожара, следовало бросить в огонь этого же пожара (§ 25); отважившегося на воровство со взломом надлежало убить и закопать на том самом месте, через которое он проник в чужое владение (§ 21).

    Принципиально новым моментом юридической ответственности стала ее дифференциация в зависимости от социального положения тяжущихся сторон. Так, если виновный занимал более высокий статус, чем потерпевший, то талион заменялся частной композицией, при которой с целью предотвращения кровной мести ущерб возмещался денежным эквивалентом. Хорошей иллюстрацией сказанному является сравнение параграфов с 196 по 199 Судебника: если авилум выколет глаз авилуму, ему самому надлежит выколоть глаз; если же он выколет глаз мушкенуму, то выплачивает последнему денежное возмещение; а если такое увечье нанесено рабу, то виновный уплачивает половину его стоимости хозяину раба как за повреждение чужого имущества.

    При характеристике преступлений и соответствующих им наказаний следует обратить внимание на то, что предусматривались одинаковые наказания за умышленные деяния и совершенные по неосторожности; тяжесть наказания не была пропорциональной тяжести преступления: сурово карались малозначительные проступки.

    Среди наказуемых по Судебнику деяний можно выделить посягательства на жизнь и здоровье свободного человека: убийства, телесные повреждения, нанесения ударов, а также ложные обвинения в убийстве, в чародействе, в супружеской измене, которые могли повлечь для обвиняемого смертную казнь; преступления против собственности: кражи, грабежи, укрывательства рабов; нарушения семейных отношений: кровосмешение, изнасилование, супружеская измена, похищение или подмена детей.

    В наказаниях нередко отражалось представление о возмездии, свидетельством чему является широкое применение членовредительства: отсечение языка, руки, пальцев, уха... Смертная казнь предусматривалась в устрашающих видах: сожжение, утопление, сажание на кол, закапывание живьем и др.

    Судебный процесс носил состязательный характер: дело возбуждалось заинтересованными в нем частными лицами, которые сами собирали и предъявляли доказательства. Они самостоятельно вели дело. Доказательствами на суде были показания свидетелей, письменные акты, клятва, а также испытание водой как разновидность ордалии. Пример «божьего суда» обнаруживаем в § 2: если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал это, то тот, на кого было брошено обвинение, должен погрузиться в реку; если река схватит его, обвинитель сможет забрать его дом; если же река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, который бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, который погружался в реку, может забрать дом его обвинителя.

    Обычно судопроизводство происходило следующим образом. Вначале писец докладывал суду заявление истца, затем ответчика. После этого суд знакомился с вещественными доказательствами, заслушивал объяснения сторон и показания свидетелей. Дело заканчивалось вынесением судебного решения, которое записывалось и скреплялось печатью. Судья уже не мог изменить такое решение. С ходатайством о пересмотре решения или о помиловании можно было обратиться только к царю.

    В праве Индии примечательно выделить его кастовый характер, отразившийся в Законах Ману (II в. до н. э. – II в. н. э.):

    1. в праве собственности перечислялись семь способов приобретения имущества: наследование; дар или находка; покупка; завоевание; ростовщичество; исполнение работ; получение приношения. Первые три способа приобретения были доступны для членов всех каст, завоевание – только для кшатриев, ростовщичество и исполнение работ – для вайшиев, а приношения могли получать только брахманы;

    2. в обязательственном праве должник за неуплату долга попадал в долговую кабалу к кредитору. Он обязан был отработать долг, но при условии, что должник был равного или более низкого положения, чем кредитор. У должника из высшей варны была отсрочка в исполнении договора;

    3. в семейном праве запрещались или ограничивались браки между представителями разных каст. Лица высших варн первый брак могли заключить только с женщиной своей варны. Дети, рожденные в смешанных браках, были ущемлены в правах. Брак шудры с брахманкой порождал чандалов, т. е. отверженных;

    4. в уголовном праве тяжесть наказания была связана с кастовой принадлежностью потерпевшего и преступника. Нанесение удара человеку из более высокой касты влекло членовредительное наказание по принципу символического талиона. Вайшия, обругавший брахмана, штрафовался на сумму в 2,5 раза большую, чем кшатрий; а за брань в адрес дваждырожденных шудре отрезался язык;

    5. в судопроизводстве доказательства оценивались формальным подходом: о дваждырожденных могли свидетельствовать только дваждырожденные, о женщинах – женщины. Не могли быть свидетелями рабы, дети, лица с дурной репутацией.

    На становление китайского права повлияло стремление правящих кругов поддерживать спокойствие в стране с помощью распространения философских учений. Непосредственно обслуживать политическую практику стали две рационалистические доктрины: этико-политическая (конфуцианство) и политико-правовая (легизм). Обе ставили одну цель, состоящую в достижении гармонии, всеобщего равновесия, но в борьбе за нее использовали разные средства.

    По мнению Конфуция (VI в. до н. э.), умиротворение в государстве достигается исполнением морального долга каждым человеком. Поскольку существует общественное неравенство, этот долг не может носить универсального характера. Нравственные стандарты не одинаковы для различных слоев населения. Человек в своей повседневной практике обязан руководствоваться сложным комплексом этических принципов, чтобы как можно лучше осуществлять отведенную ему роль в семье, в ранжированной социальной группе, в государстве. Только тогда наступит справедливый порядок, для поддержания которого важны не юридические приемы, а этические конструкции.

    Среди этических конструкций центральное место занимало понятие ли, которое переводится как ритуал, благопристойность, моральная норма. Ли объединяло широкий круг традиционных правил, упорядочивающих отношения в сфере социальной иерархии, включало почитание родителей, уважение к старшим, подчинение начальникам. Другая категория – жень – означала солидарность и любовь между отцами и детьми, между людьми одного ранга (социальной группы), между государем и чиновниками. Способом осуществления человеколюбия является шу, т. е. забота о людях, включающая следующий моральный постулат: «не делай другим людям того, чего не желаешь себе» (Лунь юй, гл. 12, № 2). В соответствии с конструкцией исправление имен, каждый человек должен вести себя в полном соответствии с его званием: правитель или чиновник должен не только так называться, но и обладать всеми личными качествами, правами и обязанностями, вытекающими из этого названия. Важно добиваться соответствия между названием социальных ролей и действительным положением или поведением их исполнителей.

    Из учения Конфуция вытекало: тот правитель является мудрым, который при наведении порядка опирается не на законы, а на совершенствование нравственности путем слежения за тем, чтобы люди неукоснительно соблюдали ритуалы, обычаи, моральные нормы: «Учитель сказал: “Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться от наказаний и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится”» (Лунь юй, гл. 2, № 3).

    Легисты («законники») в противовес конфуцианству выдвинули теорию правления на основе законов (фа), исходящих от власти главы государства. По их мнению, законы должны быть едиными и обязательными для всех, не признавать социального неравенства, привилегии отдельных людей и их групп. Законы имеют две стороны – вознаграждение и наказание. В легистском трактате говорится: «Принцип закона состоит в том, что уложения и указы издаются государственными учреждениями; награды выдаются тем, кто остерегается закона, кары падают на тех, кто нарушает указы...» (Хань Фэй-цзы, гл. 43). Как полагали легисты, поощрениями следует пользоваться умеренно, а вот наказание должно быть строгим, чтобы люди боялись закона и не осмеливались совершать преступления. Соблюдение законов обеспечивается системой круговой поруки, всеобщей слежки, поощрением доносительства.

    Вначале борьба за лидерство между двумя ведущими доктринами велась с переменным успехом, но к I в. победа формально осталась за конфуцианством, правда, ценой того, что ему пришлось пойти на компромисс с легистами. Так называемое ортодоксальное конфуцианство восприняло необходимость закона, строгих наказаний. Произошло своеобразное совпадение морали и права: мораль задавала стереотип поведения, а позитивное право под угрозой наказания запрещало уклоняться от него; нормы морали насаждались карой закона, а юридические нормы восполняли моральные требования. Эта мысль ясно выражена в формулировке: «там, где не достает "ли", следует применять "фа"; то, что наказуемо по "фа", не может быть дозволено по "ли"; то, что позволено по "ли", не может быть наказуемо по "фа"»1.

    Вместе с тем, праву отводилась служебная роль, и это предопределило его развитие с уголовным уклоном. При оценке того или иного поступка из его этического начала следовало взять за основу внутреннее намерение человека, а из правового начала – его внешнее поведение. Причем, большее внимание необходимо было уделять внутренней мотивации поступков, чем их объективной противоправности. Действовал принцип: «если воля добрая, человек не нарушает закон»1.

    В практике применения законов отразилась концепция преступной воли, развернутая в сложное учение о субъективной стороне преступления. При определении меры наказания судьям важно было опереться на волевую направленность, форму вины. Различались преступления преднамеренные, т. е. заранее спланированные, и предумышленные, т. е. совершенные несколькими лицами по предварительному сговору. Смягчающими вину обстоятельствами считались неведение, небрежность, забывчивость.

    Приоритет волевой направленности проявлялся также в следующих чертах китайского права:

    1. покушение наказывалось так же, как и оконченное преступление, если преступная воля проявлялась одинаково; например, когда преступление не было завершено, но не из-за добровольного отказа, а по независящим от лица обстоятельствам;

    2. главарем, подлежащим наиболее суровому наказанию, считалось лицо, непосредственно замыслившее преступление;

    3. преступление признавалось групповым, если оно было совершено по предварительному сговору; в противном случае участники преступной группы отвечали каждый за отдельное преступление.

    Наказания подразделялись на пять видов: мосин (клеймо тушью на лице) – за тысячу различного рода провинностей; исин (отрезание носа) – также за тысячу различных проступков; фэйсин (отрезание ног) – за 500 виновных деяний; гунсин (кастрирование для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) – за 300 преступлений и даписин (отрубание головы) – за 200 преступных деяний. В праве получило развитие представление о цели наказания как перевоспитании преступника, исправлении его душевного состояния. Это привело к гуманизации уголовно-исполнительной политики, к системе символических наказаний, когда, например, смертная казнь заменялась ношением холщевой рубашки; а отрезание ноги – покраской тушью колена.

    Государственная забота о нравственном состоянии общества отразилась в инквизиционных чертах судопроизводства: дело начиналось по доносам, а затем расследовалось и велось административно-судебными органами.

    Вопросы для самоконтроля

    1. Раскройте влияние климатических и географических факторов на возникновение древневосточных государств.

    2. Укажите причины сохранения устойчивых общинных отношений в странах Древнего Востока.

    3. Охарактеризуйте правовое положение рабов в Вавилоне.

    4. Перечислите главные черты «восточной деспотии» и их относительный характер в отдельных странах.

    5. Обоснуйте необходимость существования основных ведомств управления.

    6. Попытайтесь изобразить схемы государственного строя Египта, Китая.

    7. Опираясь на Судебник Хаммурапи, объясните:

    1. объективное вменение;

    2. ответственность по принципу талиона;

    3. ответственность по принципу частной композиции;

    4. ордалии как вид доказательств.

      1. Проиллюстрируйте кастовый характер права древней Индии.

      2. В чем проявлялись различия между юридическими воззрениями конфуцианцев и легистов в Китае?

    Литература

    1. Государство и социальные структуры на Древнем Востоке. – М., 1989.

    2. Жидков Н. М. История государства и права Древнего Востока / Н. М. Жидков. – М., 1963.

    3. Рогожин А. И. История государства и права рабовладельческого Китая / А. И. Рогожин, Н. Н. Страхов. – М., 1986.

    4. Феномен восточного деспотизма. Структура управления и власть. – М., 1991.

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


    написать администратору сайта