Главная страница
Навигация по странице:

  • Философский пароход

  • Еврази́йство

  • ), связанных с русскими общей исторической судьбой, ближе к русской культуре, чем культуры западных славян (чехов, поляков)

  • К евразийству примкнули многие видные эмигрантские учёные

  • Сменовеховство

  • Мезит. Причины эмиграции были различны


    Скачать 29.28 Kb.
    НазваниеПричины эмиграции были различны
    Дата21.11.2020
    Размер29.28 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаМезит.docx
    ТипДокументы
    #63108

    Подборка по базе: Распад СССР причины и последствия.pdf, 5fan_ru_Исследование электрического состояния линейной разветвле, Таблица 1. Виды туризма в различных регионах Каз-на.docx, НЭП причины мероприятия.pptx, Алгоритм местной терапии у больных с трофическими язвами на разн, КАТАСТРОФЫ И ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СИТУАЦИИ КАК ПРИЧИНЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

    Причины эмиграции были различны — от желания улучшить материальное положение до политической непримиримости с господствовавшей властью.

    Русская эмиграция 20—30-х гг. ХХ в. — эмиграция особого рода. Эмигранты вынужденно оказались за пределами своей страны. Они не ставили перед собой меркантильных целей, не имели материальной заинтересованности. Неприятие революции и связанных с ней преобразований, экспроприация собственности и разруха, утрата привычных условий жизни определяли необходимость покинуть Россию. К этому добавлялись преследование новой властью инакомыслия, аресты, заключение в тюрьмы и, наконец, высылка из страны интеллигенции.

    Данные об эмиграции в период Гражданской войны и в 20—30-е гг. ХХ в. разноречивы. По одним сведениям, за пределами России оказалось 2,5 млн человек. Эмигрантская пресса 1924 г. сообщала о 3 млн русских эмигрантов. Русская эмиграция 20—30-х гг. ХХ в. — уникальный социокультурный феномен: она сохранила в памяти культурные традиции, русский язык, религиозно-нравственные ценности и создала своего рода русское культурно-историческое пространство старой России, которое могло существовать в зарубежной среде при всей её противоречивости и сложностях.

    Эмиграция расширялась и социально, охватывая новые слои общества. Если в 1917—1918 гг. из России эмигрировали в основном представители дворянских фамилий, высшая царская бюрократия, консервативные политические круги, то уже с 1919 г. красный террор вызвал бегство из страны военных, казаков, интеллигенции, духовенства, мелкой и средней буржуазии, как враждебно, так и нейтрально настроенных к новой власти. Основные социальные силы эмиграции составляли военные, казаки, интеллигенция

    Философский пароход

    В августе 1922 г. из России была выслана большая группа интеллигенции. Эта мера заранее планировалась. Ещё в мае 1922 г. В. И. Ленин поручил собрать сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей, которые рассматривались как «явные контрреволюционеры», «пособники Антанты» и «военные шпионы». 31 августа 1922 г. в газете «Правда» была опубликована статья «Первое предостережение», в которой говорилось, что важнейшей цитаделью антисоветской деятельности была высшая школа и «политиканствующие учёные — профессора на каждом шагу оказывали упорное сопротивление советской власти, приступившей к реформированию высшего образования», что «высылка активных контрреволюционных элементов из буржуазной интеллигенции является первым предостережением советской власти по отношению к этим слоям». Изгнание интеллигенции

    Были высланы ректор Московского университета профессор М. М. Новиков (зоолог), ректор Петербургского университета профессор Л. П. Карсавин (философ), декан математического факультета Московского университета профессор В. В. Стратонов с группой математиков. Высланные из России философы Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Н. О. Лосский, С. Л. Франк, Б. П. Вышеславцев, Ф. А. Степун, И. И. Лапшин, И. А. Ильин и др. были мыслителями мирового масштаба. Среди высланных — экономисты Б. Д. Бруцкус, В. В. Зворыкин, Ю. И. Лодыженский, С. Н. Прокопович, агрономы А. И. Угримов, кооператоры А. А. Булатов, В. М. Кудрявцев, историки А. А. Кизеветтер, А. Ф. Флоровский, В. А. Мякотин, публицисты и писатели А. С. Изюмов, Ю. И. Айхенвальд, М. А. Осоргин и др.

    Еврази́йство — философско-политическое направление, зародившееся в среде русской эмиграции 1920-1930х гг., центральной идеей которого является то, что российская цивилизация принадлежит не к европейской или азиатской категориям или цивилизациям, а к геополитической концепции Евразии.

    Истоки

    Основная статья: Славянофильство

    Истоки евразийства обычно возводят к славянофильской традиции. Сами евразийцы считали своими предшественниками старших славянофилов (Алексей Хомяков, братья Аксаковы), поздних славянофилов, таких как Константин Леонтьев, Николай Страхов и Николай Данилевский, а также Гоголя и Достоевского[2] как публицистов. Наследниками славянофилов считали евразийцев и многие исследователи и критики евразийства (Степун даже назвал евразийцев «славянофилами эпохи футуризма»).

    Однако евразийство имеет ряд существенных отличий от славянофильства. Евразийцы отрицали существование славянского культурно-исторического типа и считали, что культуры «туранских народов» (финно-угрытюрки), связанных с русскими общей исторической судьбой, ближе к русской культуре, чем культуры западных славян (чехов, поляков). Евразийцы отвергали также и панславистский политический проект, их идеалом было федеративное евразийское государство в границах СССР до 1939 года (единственное отличие — евразийцы предлагали включить в состав СССР Монголию).

    Кроме того, евразийцам была чужда славянофильская апология общины. Ещё в предисловии к первому сборнику «Исход к Востоку» евразийцы утверждали, что община — историческая, преходящая форма русской культуры, которую нужно преодолеть в ходе модернизации страны. В области экономической евразийцы выступали за широкое использование энергии частной инициативы. При этом они были противниками чистого капитализма и призывали совмещать условно частную (функциональную) собственность с государственной.

    История эмигрантского евразийства

    Евразийство зародилось в русской эмигрантской среде в Болгарии в 1921 году. У его истоков стояли лингвист Николай Трубецкой, географ и экономист Пётр Савицкий, историк и религиозный мыслитель Георгий Флоровский, музыкальный писатель Пётр Сувчинский. Первичным результатом их интеллектуальной деятельности стал сборник статей «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. Книга 1» (София, 1921). В 1921 году Савицкий и Флоровский получают приглашение читать лекции в Праге, а Трубецкой в 1922 году получает приглашение в Вену. Сувчинский перебирается в Париж. Вскоре он отошёл от евразийского движения.

    В 1922 году в Берлине вышел второй сборник «На путях», затем в 1923 — «Россия и латинство». В 1923 году в Праге было возобновлено созданное в 1919 году по благословению патриарха Тихона Братство Святой Софии, в которое был приглашен и Н.Трубецкой. Однако он раскритиковал идеи братства, выступив против них с открытым письмом, в котором высказал упрёки в латинизации православия, хотя и не вполне обоснованные[4].

    В 1923 году было создано евразийское книгоиздательство (на деньги английского миллионера-востоковеда Сполдинга) и стал выходить программный альманах евразийцев — «Евразийский временник» (первый номер в 1923, второй — в 1925, третий — в 1927). Одновременно стал выходить журнал «Евразийские хроники». Евразийцы выпустили также два коллективных манифеста — «Евразийство: опыт систематического изложения» (1926) и «Евразийство (формулировка 1927 года)». В Евразийском книгоиздательстве выходили книги самих евразийцев (Н. С. Трубецкой «Наследие Чингисхана», П. Н. Савицкий «Россия — особый географический мир», Г. В. Вернадский «Евразийское начертание русской истории» и др.) и близких к ним авторов.

    Принято считать, что к кругу евразийцев был близок журнал «Вёрсты», издававшийся в Париже (1926—1928).

    К евразийству примкнули многие видные эмигрантские учёные 

    Г. В. Вернадский, Н. Н. Алексеев, Р. О. Якобсон, Л. П. Карсавин, В. Э. Сеземан, Д. П. Святополк-Мирский и др. С евразийцами сотрудничали П. Бицилли, А. Карташёв, Г. Федотов, Н. Рклицкий, Э. Хара-Даван[5] и др.

    В то же время в 1923 году с евразийством порвал один из его основателей — Г. В. Флоровский, а в 1928 году он выступил с его резкой критикой — статьёй «Евразийский соблазн»[6]. Критике подвергалась апология большевиков и революции, возвеличивание государственного принципа, негативное противопоставление Западу, забвение христианских подходов к истории, а также преклонение перед стихией («романтический перегар»).

    В. И. Вернадский в 1924 году в письме сыну Г. В. Вернадскому писал в 1924 году: «Я нисколько не сомневаюсь, что евразийцы <> хорошие и, может быть, интересные люди — но они плохие мыслители — с неясной головой, с религиозно-философскими априориями — но самое главное — скучные и неживые, по статьям своим»[7].

    С 1925 года евразийство начинает организационно оформляться. Проводится съезд в Берлине с намерением создать Центральный Комитет Евразийской партии. Ячейки евразийцев возникли в Варшаве, Париже и Праге. Налаживалась деятельность агитаторов, которые проводят публичные лекции, семинары и распространяют брошюры[8].

    В 1927 году во Франции выделилось «левое евразийство», которое в большей мере стало ориентироваться на СССР. К этому течению относились Л. Карсавин, С. Эфрон, Д. Святополк-Мирский и др. В 1928 году рупором левых евразийцев стала парижская газета «Евразия». В 1929 году из руководства евразийского движения в знак протеста вышли Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий и Н. Н. Алексеев. Они выпустили брошюру «Газета „Евразия“ — не евразийский орган», в которой объявляли левое евразийство антиевразийством. Те же идеи звучали в «Евразийском сборнике» (1929). С. Эфрон c 1931 года стал агентом советских спецслужб[9] и в 1937 году вернулся в СССР, где впоследствии был репрессирован. Д. П. Святополк-Мирский, став марксистом, возвратился в СССР ещё в 1932 году при содействии Максима Горького, однако также был репрессирован и умер в лагере под Магаданом.

    В начале 1930-х годов «правым евразийцам» удалось восстановить движение и даже создать эмигрантскую Евразийскую партию (1932). Были выпущены сборник «Тридцатые годы», шесть номеров журнала «Евразийские тетради». В 1931 году в Таллине выходила ежемесячная евразийская газета «Свой путь». Евразийцы сотрудничали с пореволюционными группировками, публиковались в журнале Юрия Алексеевича Ширинского-Шихматова «Утверждения», участвовали в оборонческом движении (РОЭД). Но былой популярностью евразийство уже не пользовалось. Связи с советской внешней разведкой его дискредитировали. К 1938 году оно сошло на нет.

    Как утверждал крупнейший исследователь евразийства Николай Рязановский, все наиболее значительные идеологи евразийства неслучайно имели украинские корни. По мнению Игоря Торбакова, именно понимание украинской идентичности заставляло евразийцев, с одной стороны, предполагать, что Россия не может существовать как национальное государство, с другой — выражать мнение о прочности и неразрывности связей между русскими и их соседями[10].

    По определению политолога Андреаса Умланда, евразийцы «поддерживали антизападные, изоляционистские, империалистические и идеократические аспекты раннего советского режима и видели в нём частичную преемственность царской империи»[11].

    Евразийские сборники[править | править код]

    Рекламная брошюра сборника «Тридцатые годы»

    • 1921 — Исход к Востоку (София)

    • 1922 — На путях (Берлин)

    • 1923 — Россия и латинство (Берлин)

    • 1923 — Евразийский Временник (Берлин)

    • 1925 — Евразийский Временник (Париж)

    • 1927 — Евразийский Временник (Париж)

    • 1929 — Евразийский Сборник (Прага)

    • 1931 — Тридцатые годы (Париж)

    Сменовеховство — идейно-политическое течение, возникшее в 1920-е годы в русской эмиграции первой волны, но имевшее много сторонников и в СССР. Название происходит от сборника статей «Смена вех», изданного в 1921 году в Праге, в котором были сформулированы основные идеи этого течения.

    Исторические этапы сменовеховства.

    Со временем понятие «сменовеховство» стало распространяться не только на авторов сборника «Смена вех» и их последователей, но и на всех сторонников примирения и сотрудничества с коммунистическим режимом в СССР, а затем и его юридическими преемниками в Российской Федерации. За время своего существования сменовеховство пережило несколько крупных этапов.

    1-й этап — начался в 1920-е годы и продолжался до конца 1930-х, когда практически все прежние лидеры сменовеховства уехали в СССР, где были расстреляны НКВД ( Николай Устрялов, Александр Бобрищев-Пушкин, Сергей Лукьянов, Юрий Ключников);

    2-й этап — начался в 1941 году, когда Германия напала на СССР и продолжился после окончания войны в форме т. н. «советского патриотизма» определённой части эмиграции;

    3-й этап — начался на рубеже 1980-х — 1990-х в связи с перестройкой, развалом СССР.


    написать администратору сайта