Главная страница
Навигация по странице:

  • Экономическое и политическое развитие латиноамериканских республик

  • 1.2.Особенности социально-политического развития отдельных стран

  • 1.3 Вооруженные антиимпериалистические и антиолигархические выступления в Бразилии и Никарагуа

  • 1. 4.Поиск новых концепций освободительной борьбы: Х.К. Мариатеги и В.Р. Айя де ла Торре. Апризм

  • XX в. 2. Развитие Латинской Америки в конце XX-начале XXI вв. 2.1 Развитие континентальной интеграции в 1990-е гг.

  • «сырьевому придатку» в 1990-е гг. почти не изменилось. 2.2 «Левый поворот» в Латинской Америке

  • Реферат история. реферат история -118239. Страны латинской Америки во второй половине 20х годов в начале 21 века


    Скачать 232.56 Kb.
    НазваниеСтраны латинской Америки во второй половине 20х годов в начале 21 века
    АнкорРеферат история
    Дата12.08.2019
    Размер232.56 Kb.
    Формат файлаrtf
    Имя файлареферат история -118239.rtf
    ТипРеферат
    #57955

    Подборка по базе: Турция во второй половине 19 века.doc, Зарубежные страны 1 вопрос.docx.


    Государственное бюджетное образовательное учреждение

    Среднего профессионального образования

    «Курганский технологический колледж

    Имени Героя Советского Союза Н. Я Анфиногенова»

    Реферат

    По дисциплине: История

    Тема: «Страны латинской Америки во второй половине 20-х годов в начале 21 века».

    Выполнила:

    Студентка группы №278

    (030912)

    Проверила:

    Преподаватель отделения

    «Технология и дизайн»

    Курган 2013

    Содержание

    Введение …………………………………………………………………….. 3

    1.Экономическое и политическое развитие

    латиноамериканских республик……………………………………………. 4

    1.1.Особенности социально-политического развития отдельных стран….5

    1.2.Вооруженные антиимпериалистические и антиолигархические выступления в Бразилии и Никарагуа ………………………………………11

    1.3Поиск новых концепций освободительной борьбы: Х.К. Мариатеги и В.Р. Айя де ла Торре. Апризм………………………………………………………14

    2.. Развитие Латинской Америки в конце XX-начале XXI вв……………….18

    2.1 Развитие континентальной интеграции в 1990-е гг……………………….18

    2.2. «Левый поворот» в Латинской Америке………………………………….20

    2.3 Боливарианская альтернатива для Латинской Америки…………………23

    Заключение …………………………………………………………………….27

    Список литературы …………………………………………………….29

    Введение

    Латинская Америка - огромный регион, простирающийся от Мексики (т.е. от северной границы США) до мыса Горн на юге - сегодня является одним из наиболее динамично развивающихся регионов в мире. В странах региона имеются практически все виды сырья: медь, цинк, вольфрам, свинец, серебро, уголь, нефть и др. Обширные и плодородные равнины и предгорья могут давать большие урожаи пшеницы, какао, кофе, картофеля несколько раз в год. Проблемы новейшей истории стран Латинской Америки занимают видное место в отечественной исторической науке. Начиная с 50–60-х годов было опубликовано много работ по тем или иным вопросам истории региона и отдельных латиноамериканских стран в новейшее время.

    Здесь, прежде всего, следует отметить коллективные Исследования Отдела (ныне Центра) истории стран Латинской Америки Института всеобщей истории РАН.

    Среди них – цикл очерков по истории Мексики, Аргентины, Бразилии, Чили, изданных в I960–1967 гг., Кубы (1978), обобщающие труды по истории развития капитализма и политической системы общества в Латинской Америке, по внешнеполитическим аспектам развития региона в Новейшее время, а также исторические разделы и статьи двухтомной энциклопедии «Латинская Америка» (1979–1982). Большой материал по современной истории региона дает журнал «Латинская Америка», издаваемый с 1969г.

    Однако до сих пор практически нет работ, которые бы освещали новейшую историю Латинской Америки в целом, в ее систематизированном изложении, с учетом современных достижений Исторической науки и которые могли бы использоваться в качестве учебного пособия. Потребность в этом назрела давно. Освещая определенные исторические процессы, явления и события.

    1. Экономическое и политическое развитие латиноамериканских республик

    Середина и вторая половина 20-х годов в Латинской Америке характеризовались относительно стабильными темпами экономического развития, Благоприятная конъюнктура мирового рынка обеспечивала более или менее устойчивые доходы от экспорта. Экономическому росту способствовала реформистская политика буржуазно-либеральных правительств Аргентины, Чили, Уругвая и некоторых других стран. Началась новая значительная волна иммиграции «избыточного» трудового населения Европы в Аргентину, Уругвай и Бразилию, главным образом из Польши и стран Юго-Восточной и Южной Европы.

    Экономический рост происходил по-прежнему на основе преимущественно экстенсивных факторов, на базе социально-экономических структур, характерными чертами которых оставались засилье латифундизма в сельском хозяйстве, ориентация на внешний рынок и зависимость от иностранного капитала. Вновь усилившийся приток в Латинскую Америку иностранных товаров и капиталов тормозил развитие пока еще слабой местной промышленности. К концу 20-х годов резервы эффективного роста экономики на экстенсивной основе оказались в значительной мере исчерпанными. Стала проявляться тенденция к стагнации сельскохозяйственного производства.

    B 20-е годы произошло дальнейшее усиление позиций иностранного капитала в Латинской Америке. К 1929 г. общая сумма иностранных капиталовложений здесь возросла до 15 млрд. долл., т. е. более чем в полтора раза по сравнению с довоенным уровнем. Свыше 3/4 из них приходилось на долю США и Великобритании. При этом инвестиции США в Латинской Америке увеличились в 4,5 раза, в то время как английские–только на 18%. В итоге они практически сравнялись друг с другом на уровне свыше 5,5 млрд, долларов. Это послужило причиной обострения англоамериканских противоречий в Латинской Америке. К концу 20-х годов США прочно доминировали в экономике стран Центральной Америки и опережали Великобританию по сумме капиталовложений в большинстве других стран, за исключением Аргентины, Бразилии и Уругвая, где сохранилось преобладание английского капитала. Но и здесь североамериканский капитал превратился в серьезного конкурента английских монополий. Республики Центральной Америки находились фактически в полуколониальной зависимости от США. В некоторых из них США долгое время сохраняли оккупационный военный режим (в Доминиканской Республике до 1924 г., в Гаити до 1934 г.). Продолжалась практика вооруженных интервенций (Никарагуа, 1927 г.).

    Политическая обстановка в латиноамериканских республиках в 20-е годы складывалась по-разному в зависимости от конкретной ситуации и расстановки классовых и политических сил. В некоторых из них продолжали действовать либерально-реформистские правительства (Аргентина, Уругвай), в других их сменили диктаторские режимы (Куба, Чили), в третьих власть удерживали консервативные круги, выражавшие интересы помещичье-буржуазной олигархии, с соблюдением конституционных форм (Бразилия, Колумбия» либо в форме диктатуры (Венесуэла). Особой оставалась ситуация в Мексике, где существовал режим «революционного каудильизма».

    1.2.Особенности социально-политического развития отдельных стран

    В середине 20-х годов в Аргентине правящая партия радикалов – Радикальный гражданский союз (РГС) – оказалась расколотой на две группировки. Правое крыло выражало интересы либеральных помещиков и умеренных кругов буржуазии и стремилось к компромиссу с консервативными силами, к приостановке реформ. Сторонники Иригойена, за которым пошло большинство радикалов, настаивали на дальнейшем проведении реформ, рассчитанных на ослабление позиций иностранного капитала и помещичье-буржуазной олигархии. Находившийся в 1922– 1928 гг. на посту президента республики радикал Т. Марсело Альвеар занимал промежуточную позицию, но по ряду вопросов солидаризовался с правым крылом радикалов. На президентских выборах 1928 г. главная борьба развернулась между Иригойеном и правыми радикалами. С решающим перевесом в 2/3 голосов победил Иригойен, в возрасте 76 лет вновь занявший пост президента.

    Второе правительство Иригойена (октябрь 1928 г.– сентябрь 1930 г.) добивалось национализации нефти, нефтеперерабатывающей промышленности, протестовало против вмешательства США в дела Латинской Америки, в том числе в Никарагуа. Это привело к конфликту с американскими нефтяными компаниями и обострению отношений с Вашингтоном. В сложившихся условиях правительство Иригойена стремилось сохранить традиционные связи с Великобританией – конкурентом США. Исходя из национальных интересов, оно пошло на развитие торговых и экономических отношений с СССР, заключив соглашение о поставке нефти и оборудования для нефтяной промышленности. Был принят закон о 8-часовом рабочем дне.

    В Чили в середине 20-х годов внутриполитическая обстановка обострилась. Усилилось давление правых сил на либерально-реформистское правительство А. Алессандри. Консервативное большинство Национального конгресса саботировало законодательные инициативы правительства. Не прекращались забастовки трудящихся, среди которых крепло влияние коммунистов, возглавлявших крупнейший профцентр страны – Рабочую федерацию Чили. В – стране сложилось неустойчивое равновесие противоборствующих сил, ни одна из которых не могла добиться решающего перевеса- В разных слоях общества распространились настроения разочарованности в либеральном реформизме.

    В сентябре 1924 г. группа офицеров осуществила военный переворот под лозунгом создания сильного националистического правительства. Среди участников переворота оказались как сторонники установления твердой авторитарной власти, так и националисты реформистского и левого толка, выдвигавшие антиимпериалистические и радикальные социальные лозунги. Отсюда противоречивый характер пришедшей к власти военной хунты, которая выступила против демократических форм правления и подвергла преследованиям рабочее движение, но одновременно приняла довольно передовое трудовое законодательство (8-часовой рабочий день, пенсии для трудящихся, право на создание профсоюзов и коллективные договоры).

    Военная хунта не смогла обрести устойчивой опоры. Обострившиеся разногласия среди сторонников переворота привели к их расколу и новому военному перевороту в январе 1925 г., в результате которого был восстановлен конституционный режим и возвращен на президентский пост Алессандри до истечения срока его полномочий. В сентябре 1925г. была принята новая конституция Чили, подтвердившая законодательные основы демократического режима и отделявшая церковь от государства. Конституция 1925 г. усиливала президентскую власть в ущерб конгрессу и увеличивала срок полномочий президента с 5 до 6 лет. Однако реальная власть в республике все более сосредоточивалась в руках активного участника обоих переворотов полковника (а затем генерала) Карлоса Ибаньеса дель Кампо (1877– 1960), занявшего пост военного министра и жестоко подавившего в июне 1925 г. упорную забастовку рабочих селитряного рудника «Ла Корунья».

    Президентские выборы в октябре 1925 г. ознаменовались активизацией левых сил, сумевших выдвинуть единого кандидата и получивших 28% голосов. Это встревожило господствующие классы и усилило в их среде настроения в пользу авторитарных методов правления, чем воспользовался Ибаньес. В 1927 г. он добился своего внеочередного избрания на пост президента, установив личную диктатуру (1927–1931).

    Находясь под влиянием итальянского фашизма, Ибаньес надеялся искоренить классовую борьбу и добиться сплочения общества в рамках авторитарного корпоративного государства. Режим Ибаньеса выражал в первую очередь интересы националистических кругов местной буржуазии, имевшей определенные разногласия с традиционными кругами олигархии. Поначалу он приобрел массовую опору в средних слоях и среди части трудящихся. Его правительство использовало антиимпериалистические и антиолигархические лозунги, в некоторых случаях пыталось противостоять иностранным монополиям, стимулировать развитие национальной экономики. Однако оно старалось не задевать экономические позиции олигархии и продолжать сотрудничество с американским капиталом.

    Внутренняя политика Ибаньсса характеризовалась подавлением демократических свобод, полицейским террором против рабочего движения, разгулом «антикоммунизма» в сочетании с социальной демагогией, определенными экономическими уступками трудящимся, пропагандой классового сотрудничества и насаждением корпоративного синдикализма. Такая политика привела к временному ослаблению позиций сторонников классовой борьбы. В компартии Чили к тому же усилились сектантские позиции.

    На Кубе избранный в 1925 г. президентом республики генерал Херардо Мачадо-и-Моралес, в прошлом участник войны за независимость (1895–1898), установил террористический диктаторский режим, обрушив на рабочее и демократическое движение жестокие репрессии, за что получил прозвище «президента тысячи убийств». Преследуя независимые организации рабочих, Мачадо создал проправительственную федерацию трудящихся. Режим Мачадо действовал в интересах буржуазно-помещичьей верхушки и ориентировался на сотрудничество с американским капиталом. Как и Ибаньес, он вдохновлялся примером итальянского фашизма, называя себя «антильским Муссолини». Национальный конгресс был превращен в послушный придаток диктатуры, полномочия президента были продлены на ряд лет вперед, в стране насаждался культ «вождя». Использовав экономический подъем, Мачадо выдвинул широкую программу строительных работ. Это сократило безработицу и на первых порах ослабило социальную напряженность, но одновременно обогатило строительные фирмы и государственную администрацию, которые встали на путь злоупотреблений и коррупции. Вырос внешний долг Кубы.

    Прогрессивные силы страны в сложных условиях вели борьбу против диктатуры. В декабре 1925 г. Кубу охватило движение солидарности с брошенным в тюрьму и объявившим голодовку Хулио Антонио Мельей – лидером студенческого движения и одним из основателей компартии Кубы. Диктатор вынужден был освободить его. Эмигрировав в Мексику, Мелья продолжал революционную деятельность. В январе 1929 г. он был убит агентами Мачадо. С 1927 г. на Кубе усилились антидиктаторские и антиимпериалистические выступления студентов и интеллигенции.

    В Мексике во время президентства преемника Обрегона, тоже участника революции 1910– 1917 гг. генерала Плутарко Элиаса Кальеса (1924–1928) укрепился режим «революционного каудильизма». Апеллируя к тезису о «продолжающейся революции», правительство Кальеса заявило, что целью нового, «конструктивного» ее этапа станет строительство развитой экономики и общества социальной справедливости на основе сотрудничества рабочих, крестьян и национальных предпринимателей. На деле речь шла о реформистской программе с революционными лозунгами.

    Правительство Кальеса использовало рычаги государственного регулирования экономики (налоговые, финансовые, таможенные), чтобы ускорить ее развитие и поддержать национальный капитал. Среди крестьян было распределено 3,2 млн. га земли – в три с лишним раза больше, чем в предыдущие годы. Главной целью аграрной политики правительства было создать прослойку зажиточного крестьянства и ускорить капиталистическое развитие деревни. Массы безземельного сельского населения не получили доступа к земле.

    Были ограничены позиции иностранного капитала, прежде всего в нефтяной промышленности, что вызвало конфликт мексиканского правительства с компаниями и правительством США. Правительство Кальеса широко использовало антиимпериалистические лозунги, осуждало интервенционистскую политику США в Центральной Америке. Существенно затронуть позиции иностранного капитала Кальес. однако, не решился.

    Стремясь отвлечь массы от нерешенных проблем и укрепить «революционный» престиж правительства, Кальес начал гонения на католическую церковь. Конфликт с церковью в 1926–1927 гг. перерос в вооруженную борьбу, в которой отряды «кристерос»–сторонников церкви нашли поддержку религиозного населения, особенно в деревне. Это использовала в своих интересах консервативная оппозиция.

    Рабочая политика правительства Кальеса характеризовалась сочетанием умелой социальной пропаганды с реальными уступками трудящимся (8-часовой рабочий день, признание прав профсоюзов, коллективные договоры, арбитраж). Мексиканская региональная рабочая конфедерация (КРОМ) при Кальесе являлась официальным профцентром, лидеры которого заняли влиятельные посты в правительственной администрации, включая пост министра промышленности, торговли и труда, заседали в конгрессе республики. Это пропагандировалось как участие рабочего класса в управлении страной. Классовое сотрудничество рекламировалось как путь, обеспечивающий эволюцию капитализма к социализму. Политика режима и его союз с КРОМ способствовали распространению реформизма среди широких масс трудящихся, большинство которых искренне верило в намерение правительства осуществить антиимпериалистическую и социальную революцию.

    К концу 20-х годов режим «революционного каудильизма» в значительной мере выполнил свои задачи. Местная, национальная буржуазия несколько укрепила свои позиции. Теперь она все более тяготилась его ограничительными рамками, чрезмерной «революционностью» и сотрудничеством с рабочими организациями. Сами деятели режима, выходцы из мелкобуржуазной среды, постепенно интегрировались в ряды имущих классов. С 1927 г. наметилась эволюция правительственной политики вправо: замедлено распределение земель, урегулирован конфликт с американскими нефтяными компаниями на основе значительных уступок, взят курс на прямое подчинение профсоюзов контролю правительства. Утратив поддержку режима. К РОМ постепенно распалась.

    1.3 Вооруженные антиимпериалистические и антиолигархические выступления в Бразилии и Никарагуа

    В Бразилии и Никарагуа в 20-е годы борьба против местной олигархии и империализма приняла форму вооруженных выступлений. В Бразилии при формальном функционировании конституционного режима широкие массы населения по-прежнему были отстранены от участия в политической жизни. Недовольство засильем помещичье-буржуазной «кофейной» олигархии штатов Сан-Паулу и Минас-Жераиса, связанной с британским капиталом, все сильнее ощущалось в стране. Однако либеральная оппозиция не решалась на открытую борьбу с режимом, а рабочее движение с начала 20-х годов переживало спад. Борьба – крестьянства развивалась стихийно, в форме разрозненных бунтов. В этих условиях инициативу взяли на себя демократически настроенные молодые офицеры – «тенентисты» (от «тененте» – «лейтенант»), вставшие на путь открытой вооруженной борьбы с правительством. «Тенентисты» не имели четко сформулированной программы. Они требовали замены олигархии подлинно демократическим конституционным режимом. Объективно этот лозунг в сочетании с вооруженной борьбой имел революционное значение, ибо речь шла о ликвидации олигархического режима и переходе власти в руки сил, которые выражали бы интересы большинства на рода.

    5 июля 1922г. «тенентисты» подняли восстание в Рио-де-Жанейро, захватив столичный форт Копакабана. Восстание было сурово подавлено. Но «тенентисты» продолжали борьбу, создав сеть тайных организаций в армии. 5 июля 1924 г. они подняли восстание в гарнизоне Сан-Паулу и после нескольких дней боев захватили этот крупнейший промышленный центр Бразилии. Однако руководители восстания не решились вовлечь в борьбу население и заняли выжидательную позицию. Это позволило правительству стянуть большие силы, блокировать восставший город и 27 июля овладеть им. Повстанцы, прорвав кольцо окружения, отошли в глубь страны, преследуемые правительственными войсками. В октябре 1924 г. вспыхнуло восстание «тенентистов» в нескольких небольших гарнизонах штата Рио-Гранди-ду-Сул на юге страны, откуда колонна восставших во главе с молодым капитаном Луисом Карлосом Престесом (1898– 1990) двинулась на север и в марте 1925 г. соединилась с повстанцами из Сан-Паулу. Соединенная колонна «тенентистов» под руководством Престеса начала свой поход, совершая с боями стремительные рейды по внутренним, часто труднодоступным, пространствам огромной страны, не раз пересекая ее из конца в конец. За два с лишним года колонна прошла 25 тыс. км, нанося ряд поражений правительственным частям. За это она получила прозвище «непобедимой колонны». Ее численность колебалась от 1,3 тыс. человек до 4 тыс. Слухи о «непобедимой колонне» будоражили население, но ее рейды все же не привели к широкому восстанию, поскольку условия для него не созрели. Руководители колонны не осознали необходимости выдвижения конкретных социальных лозунгов для вовлечения масс в борьбу. Кроме того, маневренный характер борьбы не позволял закрепиться и установить устойчивые тесные связи с населением. В феврале 1927г. колонна покинула территорию Бразилии и была интернирована в Боливии, так и оставшись непобежденной. «Тенентисты» не прекратили своей деятельности и готовились возобновить борьбу.

    Движение «тенентистов» с их романтическим ореолом оставило глубокий след в истории Бразилии. Оно сыграло важную роль в расшатывании олигархического режима, в пробуждении активности других оппозиционных сил.

    В Никарагуа борьба против интервенционистской политики США приняла характер повстанческого движения под руководством Аугусто Сесара Сандино (1895– 1934). Выходец из крестьянской семьи, Сандино в 1926г. возглавил один из отрядов либералов, поднявших восстание в Никарагуа против правительства консерваторов – партии помещичьей олигархии. /В мае 1927 г. либералы под давлением вмешавшихся в конфликт США прекратили борьбу и согласились на оккупацию Никарагуа американской морской пехотой. Сандино с 30 своими сторонниками отказался сложить оружие и в июле 1927 г. начал партизанскую войну в горах на севере страны против американских оккупантов и поддерживаемого ими правительства. За несколько месяцев отряд Сандино вырос до 1 тыс. человек. В его рядах была установлена строгая дисциплина. Повстанческая армия Сандино развернула успешные боевые действия, нанося поражения правительственным частям и отрядам американской морской пехоты. Целью борьбы Сандино объявил изгнание американских оккупантов из страны, восстановление подлинного суверенитета Никарагуа и передачу власти никарагуанскому народу. Он высказывался за Удовлетворение социальных требований рабочих и крестьян.

    Борьба никарагуанских повстанцев во главе с Сандино получила отклик в Латинской Америке и за ее пределами. Во многих странах возникли комитеты «Руки прочь от Никарагуа!», организовавшие

    митинги и демонстрации в поддержку Сандино, против интервенции США в Никарагуа, сбор средств и оружия для никарагуанских повстанцев, посылку добровольцев-интернационалистов в Никарагуа.

    1. 4.Поиск новых концепций освободительной борьбы: Х.К. Мариатеги и В.Р. Айя де ла Торре. Апризм

    На левом фланге общественно-политической жизни Латинской Америки продолжали действовать коммунистические партии, входившие на правах секций в Коммунистический Интернационал. До конца 20-х годов новые компартии появились в Эквадоре, Перу и Парагвае. Но они оставались малочисленными и продолжали отстаивать левосектантские позиции. Правда, в 1929г. на 1 Конференции компартий Латинской Америки в Буэнос-Айресе был сформулирован вывод о том, что перед странами региона стоят задачи не социалистической, а антиимпериалистической и антиолигархической, аграрной революции, и лишь их осуществление откроет путь к социалистическим преобразованиям. Однако в конкретной интерпретации эта революция сводилась к утверждению власти советов, руководимых коммунистами, по образцу России, что мало отличалось от прежнего курса на «социалистическую революцию» и «диктатуру пролетариата». Подобные установки поддерживались и насаждались сверху руководством Коминтерна. Лидер чилийских коммунистов Л.Э. Рекабаррен уже в 1920 г. выдвигал идею о возможности и важности использования выборов в условиях конституционного режима не только для агитации и пропаганды, но и с целью отстранения от власти консервативных сил. Этого можно было добиться, по его мнению, поддержав широкую демократическую коалицию. Однако в те годы подобные идеи не нашли понимания даже в ближайшем окружении Рекабаррсна.

    Тем временем в рядах участников революционного движения шли поиски новых подходов к проблемам освободительной борьбы, которые бы учитывали особенности Латинской Америки. Эти поиски в 20

    е годы связаны с именами Х.К. Мариатеги и В.Р. Айя де ла Торре. Своеобразием отличалась разработка теоретических проблем латиноамериканского освободительного движения перуанским революционером Хосе Карлосом Мариатеги (1895–1930), умершим в 35-летнем возрасте от туберкулеза. С его именем связаны основание Коммунистической партии Перу в 1928 г. (до 1930 г. она называлась социалистической) и Всеобщей конфедерации трудящихся Перу (1928). Он был блестящим журналистом, автором ряда теоретических работ, в том числе фундаментального исследования «Семь очерков истолкования перуанской действительности» (1928). Х.К. Мариатеги стремился определить характер, цели и задачи освободительного движения в Латинской Америке, и в частности в Перу, исходя из реальной действительности, во многом, по его мнению, иной, чем в Европе. Д) н одним из первых выдвинул и обосновал положение о том, что в Латинской Америке речь должна идти о решении задач буржуазно-демократической революции, выступил за привлечение на сторону «революционного пролетариата» других демократических и антиимпериалистических сил. Особое внимание он обратил на огромную важность крестьянского и индейского вопроса, индейских общинных традиций в освободительном движении Латинской Америки, за что в дальнейшем подвергся критике со стороны Коминтерна как проповедник «народнических» взглядов. В самой компартии Перу после его смерти возобладали догматизм и сектантство. Деятельность Мариатеги и его идеи (в разной трактовке) обрели популярность среди последующих поколений участников освободительного движения в Перу и в Латинской Америке. Оригинальную концепцию освободительной антиимпериалистической борьбы в Латинской Америке выдвинул другой видный перуанский общественно-политический деятель – Виктор Рауль Айя де ла Торре 1895–1979). С ним долго и активно сотрудничал Мариатеги, но в конце 20-х годов их пути разошлись. В. Р. Айя де ла Торре, выходец из аристократических кругов, в 1919–1923 гг. возглавил студенческое движение в Перу за университетскую реформу, против диктаторского режима Легиа (1919–1930), за что в 1923 г. был выслан из Перу и обосновался в Мексике. В эмиграции в 1924г. он создал Американский революционный народный альянс (АПРА). По аббревиатуре движение, основанное и на протяжении 55 лет возглавлявшееся Айя де ла Торре, вскоре стало называться просто «апристским», или «апризмом». Поначалу оно создавалось в континентальных масштабах, с секциями по странам. Но апризм укоренился и стал серьезной политической силой только в Перу, хотя идеи Айя де ла Торре и программа АПРА оказали влияние на ряд националистических, реформистских и революционных течений, возникших впоследствии за пределами Перу. Выдвинутая в 1926 г. программа АПРА имела революционно-демократическую и антиимпериалистическую направленность. Главными врагами и эксплуататорами трудящихся Айя де ла Торре считал империализм и его союзника в лице местной олигархии и призывал сплотиться на борьбу с ними пролетариат, крестьянство и средние слои, отводя ведущую роль в предстоящей демократической и антиимпериалистической революции средним слоям, прежде всего интеллигенции. Как и Мариатеги, Айя де ла Торре огромное значение придавал индейскому вопросу, защите интересов индейского населения и их традиций. Индейскому компоненту он отводил важную роль в формировании латиноамериканской общности как продукта синтеза индейского и европейского начал и предпочитал называть регион Индоамерикой.

    Отдавая дань уважения марксизму и признавая его значимость для Европы, для стран «классического» капитализма, Айя де ла Торре считал его неприменимым для Латинской Америки, где, по его мнению, действовали иные закономерности общественного развития. Здесь с империалистической эпохой связано начало капиталистического прогресса, и потому, утверждал он, «империализм является первым, или низшим, этапом капитализма». Отсюда следовал вывод: самостоятельно, без сотрудничества с «империализмом», с передовыми капиталистическими державами, Латинская Америка не сможет преодолеть свое отставание от них. Разрыв с империализмом привел бы к изоляции и консервации отсталости региона. Исходя из таких оценок, Айя де ла Торре выступал за сочетание борьбы против империалистической, интервенционистской политики ведущих капиталистических держав с сотрудничеством с ними в целях индустриализации и развития. Путь к ликвидации империалистической зависимости он видел в осуществлении антиолигархических, демократических преобразований в создании правового государства, опирающегося на органы самоуправления населения, в преодолении экономической отсталости (в том числе с помощью иностранного капитала) и на этой основе в постепенном преобразовании отношений зависимости в равноправное взаимовыгодное сотрудничество с передовыми державами мира./Успех такого «конструктивного антиимпериализма» зависел от единства всех народных сил внутри страны – от трудящихся до национальных предпринимателей – и от объединения экономических и политических усилий латиноамериканских республик.

    Неоднозначное отношение Айя де ля Торре к империализму отражало реальные противоречия действительности, осознание того, что преодоление зависимости вместе с отсталостью будет постепенным и долговременным процессом. Но это придавало противоречивость и самому апризму как антиимпериалистическому движению, поскольку апризм отодвигал полное осуществление своих антиимпериалистических целей в неопределенное будущее. Это предопределило переход апризма в последующие годы с революционно-демократических на умеренные национал-реформистские позиции, временами обрекало движение на пассивное выжидание момента, когда «плод созреет», на конформизм в отношении империализма США и правых сил. Свой «конструктивный антиимпериализм» Айя де ла Торре противопоставлял «разрушительному» радикально-революционному варианту антиимпериалистической и классовой борьбы, который выдвигали коммунисты. Те, со своей стороны, обвиняли апризм и его лидера в игнорировании классовых противоречий капиталистического общества и принижении роли пролетариата в Латинской Америке, в соглашательстве по отношению к империализму. Взаимная полемика Айя де ла Торре и коммунистов, вспыхнувшая во второй половине 20-х годов, приобрела острый характер и продолжалась многие десятилетия, препятствуя поискам взаимопонимания и сотрудничества между обоими течениями.

    Концепции Айя де ла Торре во многом предвосхитили реальные противоречивые тенденции последующего развития Латинской Америки вплоть до конца XX в. В той или иной мере они нашли воплощение в теории и практике латиноамериканского националреформизма, десаррольизма, «импортозамещающей индустриализации», интеграции стран региона – важнейших явлений в жизни Латинской Америки середины и второй половины XX в.

    2. Развитие Латинской Америки в конце XX-начале XXI вв.

    2.1 Развитие континентальной интеграции в 1990-е гг.

    Первые интеграционные группировки начали появляться в Латинской Америке (например, организация развивающихся стран Центральной Америки (ЦАОР) была создана в 1961 г.). Главной целью таких организаций была защита внутреннего рынка, в первую очередь от США, при помощи таможенных барьеров Нартов Н.А. Геополитика. - М.: ЮНИТИ, 1999. - С.344.. К началу 90-х гг. интеграционные процессы в регионе начинают усиливаться, выделяются два направления интеграции: первое направлено на сотрудничество с США (к нему относятся организации, созданные 60-70-е гг. - ЦАОР, КАРИКОМ), а второе - на укрепление отношений между странами региона, создание экономики, независимой от США (сюда можно отнести МЕРКОСУР). В 1986 Аргентина и Бразилия - две крупнейшие экономические державы Латинской Америки - выдвинули совместный проект развития экономического сотрудничества и последующей интеграции, провозгласив его открытым для присоединения других стран. Этот проект поддержали Уругвай и Парагвай. В марте 1991 был подписан четырехсторонний договор в городе Асунсьоне (Парагвай) о создании таможенного союза и общего рынка МЕРКОСУР Международные экономические отношения. - М.: Дрофа, 2000. - С. 318.. Однако реально торговый блок оформился лишь к 1995 г. В 1996 г. в качестве ассоциированного члена к организации присоединилась Боливия, а в 2000 - Чили.

    Экономисты отмечают, что создание блока помогает стабилизировать экономики входящих в него стран. В 1990-е сдерживание инфляции осуществлялось увеличением импорта, регулирование тарифной политики способствовало «торможению» темпов экономического спада (в Аргентине и Бразилии). Отмечалось, что в период экономического застоя в Бразилии в 1991-1993 гг. местная промышленность смогла выжить в значительной мере благодаря доступу на рынок Аргентины, экономика которой в то время была на подъеме. А в 1994-1995, в условиях экономического спада в Аргентине, спасительным кругом для нее стал доступ на динамично развивавшийся рынок Бразилии Международные экономические отношения. - М.: Дрофа, 2000. - С. 320-321..

    Можно сказать, что сегодня латиноамериканцы видят в МЕРКОСУРе «буфер» проникновению США в Латинскую Америку.Латиноамериканская политика США при Б.Клинтоне не носила «доктринального характера», свойственного многим вашингтонским администрациям. Тем не менее, интеграционные процессы, деятельность региональных и субрегиональных группировок постоянно находились в поле зрения Белого дома и государственного департамента.

    Основой латиноамериканской политики США в 1990-е гг. стал Североамериканский договор о свободной торговле (НАФТА). На базе НАФТА по замыслу американской администрации должно быть создано самое сильное интеграционное объединение в мире, обеспечивающее Америке экономическое и политическое лидерство сначала в Новом Свете при помощи альянса трех ведщих североамериканских стран (США, Мексика, Канада), с последующим присоединением остальных стран Латинской Америки Гвоздарев Б.И. Интеграционные процессы в западном полушарии на современном этапе: позиция США, латиноамериканский аспект и интересы Российской Федерации

    Латиноамериканский. Соглашение о создании Североамериканской ассоциации свободной торговли вступило в силу 1 января 1994 г. В значительной мере оно было инициировано администрацией США под влиянием американских ТНК, которые в условиях растущей конкуренции рассчитывали соединить научно-технические и предпринимательские потенциалы США и Канады с низкими издержками производства, характерными для Мексики Харламова В.Н. Международная экономическая интеграция. - М., 2002. - С.156-157.. В целом этот договор оказался более выгодным США и Канаде, которые смогли перенести трудоемкие, материалоемкие производства в Мексику и благодаря этому снизить издержки производства и повысить конкурентоспособность своих товаров на внутриамериканском рынке. Отношение к Латинской Америке как к «сырьевому придатку» в 1990-е гг. почти не изменилось.

    2.2 «Левый поворот» в Латинской Америке

    На сегодняшний день более чем в половине стран Латинской Америки (если быть точнее, в четырнадцати) у власти находятся политики левой ориентации. Многие исследователи отмечают, что в левые движения в Латинской Америке по содержанию и направлению своей деятельности отличаются от восточно- и западноевропейских аналогов, где левые партии, конечно, присутствуют в политике, но не являются определяющими. За одиннадцать лет - с 1998-го - по 2009-й годы в четырнадцати странах Латинской Америки (в Венесуэле - трижды, Бразилии, Чили, Аргентине - дважды, Уругвае, Боливии, Эквадоре, Никарагуа, Перу, Коста-Рике, Панаме, Гватемале, Парагвае, Сальвадоре) к власти приходят левые правительства, причем демократическим, конституционным путем Окунева Л. «Левый поворот» и демократия в Латинской Америке//Международные процессы. Контуры мирового беспорядка. - Январь-апрель 2009 - Т.7 - С. 42..

    Условно левое движение в Латинской Америке можно разделить на три группы. Во-первых, это так называемые «левые фундаменталисты» (ассоциирующие глобализацию с империализмом, выдвигающие лозунги «фронтального столкновения»). Во-вторых, это «левые популисты», для которых наиболее всего важны отношения с электоратом и завоеванная ими верховная власть. Примерами являются режимы У. Чавеса в Венесуэле, Э. Моралеса в Боливии. Третья группа представлена «левыми реформаторами» (или умеренными левыми), которые не идут на «фронтальный разрыв» с правыми консерваторами, принимают экономический неолиберализм, хотя и признают его ограниченность в социальной сфере, но одновременно делают шаги на пути искоренения бедности и «социальной исключенности». Воплощением данной разновидности левых называют правящую в Бразилии Партию трудящихся, правящий в Чили межпартийный блок «Консертасьон», правительства Н. Киршнера в Аргентине и Т. Васкеса в Уругвае.

    Латиноамериканские «левые» правительства во многом едины, но во многом и различны. Общим для всех них являются, во-первых, причины их появления на политической арене: социальная дезинтеграция, нарастание социального недовольства на фоне как финансовых кризисов, так и отсутствия ощутимых социальных результатов либеральных реформ. Все это обусловило и характерную для всех данных режимов антиамериканскую риторику, хотя и в разной степени. Во-вторых, можно выделить единые цели такие, как стремление к социальной справедливости. Однако важнейшей чертой сходства является то, что современные левые очень прагматичны, четко осознают реалии современного мира, и никто из них не отвергает рыночную экономику и рыночные механизмы. «Левизна» проявляется в стремлении к балансу между рынком и социальной справедливостью, провозглашением возврата государства в экономику, своего рода «экономический национализм».

    Главным направлением своей политики левые провозглашают борьбу с бедностью. Можно сказать, что их основной постулат - рынок не в состоянии решить проблему бедности, частное предпринимательство не способно преодолеть глубокое социальное неравенство и нищету. На первый план должно выступить государство, главная задача которого - прийти в социальную сферу, проводить реформы, направленные на уменьшение бедности. Поэтому латиноамериканские левые выступают за усиление роли государства, считая его институтом, способным смягчить негативные эффекты рынка. По данным Всемирного банка сегодня приблизительно 128 миллионов человек (23,2 процента населения) в Латинской Америке живут в бедности (то есть менее чем на 2 доллара США в день), из них 50 миллионов (9,5 процентов) живут в условиях крайней бедности (менее чем на один доллар в день) Котликов Я. Латинская Америка левеет// http://www.rusamny.com/368/t01(368).htm. В связи с этим, важнейшей составляющей экономической и политической стратегии левых является борьба за социальную справедливость (понимаемую, прежде всего, как справедливое распределение доходов), сокращение числа людей, живущих за чертой бедности.

    Левые режимы можно четко разделить на два «крайних» полюса и «промежуточную группу». На одном полюсе - Венесуэла, Боливия, возможно, Эквадор как олицетворение радикальных режимов (с незримым присутствием и влиянием Кубы), на другом - Чили как воплощение социал-демократического режима европейского типа с рыночной экономикой, опорой на средний класс, отсутствием официального антиамериканизма. Остальные страны региона находятся между этими двумя полюсами, находясь по разным показателям ближе к одному или к другому Окунева Л. «Левый поворот» и демократия в Латинской Америке//Международные процессы. Контуры мирового беспорядка. - Январь-апрель 2009 - Т.7 - С. 44. (чаще всего основным показателем такого «отклонения» считают позицию в отношениях с США).

    И. Валерстайн выделяет 4 разных типа подтверждений того, что Латинская Америка действительно продвинулась влево. Первое - то, что все эти правительства попытались в той или иной степени отдалиться от США. Вторым показателем левой направленности стало увеличение политического веса и силы движений местного населения по всей Латинской Америке - особенно это заметно в Мексике, Эквадоре, Боливии и Центральной Америке. Третьим показателем стало то, что возродилась «теология освобождения». Наконец, Бразилия в последнее время предпринимает попытки стать лидером регионального южноамериканского блока. В контексте процесса создания многополярного мира образование таких региональных зон уменьшает влияние не только США, но и в целом севера (в противостоянии «север-юг») Валлерстайн И. Как далеко влево продвинулась Латинская Америка?// http://scepsis.ru/library/id_2102.html.

    2.3 Боливарианская альтернатива для Латинской Америки

    Симон Боливар, завоевывая независимость для латиноамериканских республик, верил, что на месте испанских колоний появится не множество разрозненных и часто враждующих между собой государств, а единая семья братских народов, строящих свою судьбу самостоятельно, но совместно.

    Боливарианская модель зародилась в конце 1990-х гг. в Венесуэле. В 1998 году президентом Венесуэлы был избран Уго Чавес (после победы на выборах в Национальный Конгресс новой политической организации - Движение V республики), который провозгласил себя последователем Симона Боливара и предложил новую «боливарианскую» идеологию, в основе которой лежали идеи защиты национальных интересов и социальной справедливости. В политической сфере предполагалось установить демократию с реальным, а не формальным участием народа в принятии решений Рудаков А. «Боливарианский социализм»

    В первую очередь были проведены политические реформы (введена новая Конституция, созданы новые ветви власти и т.д.). Затем, после повторной победы У. Чавеса на выборах 2001 года, стали проводиться преобразования в социальной и экономических сферах (цель - создание социально ориентированной экономики). Приостановка приватизации алюминиевой и нефтяной промышленности затронула интересы крупного и частного иностранного капитала, недовольство которых привело к попытке путча 11 апреля 2002 г., который был организован проамериканской оппозицией и технологически очень напоминал «цветные революции» в странах СНГ Смирнов Ю. Латинская Америка: интеграция с социалистическим лицом.

    Вслед за Венесуэлой в странах Южной Америки один за другим к власти стали приходить лидеры, отвергавшие неолиберальную идеологию, "вашингтонский консенсус" и верившие в альтерглобалистский лозунг "Другой мир возможен!" Там же.. В октябре 2002 г. президентом Бразилии был избран Лула, ветеран профсоюзного движения и лидер Партии трудящихся; в мае 2003 г. в находящейся в глубоком экономическом кризисе Аргентине президентом стал Нестор Киршнер; в марте 2005 г. Табаре Васкес стал первым левым президентом в истории Уругвая; в 2006 г. социалистка Мишель Бачелет возглавила Чили, а защитник прав коренного населения Эво Моралес - Боливию. С 2004 года президент Венесуэлы У. Чавес начинает предпринимать шаги, направленные на экономическую интеграцию Латинской Америки. С Бразилией и Аргентиной были подписаны соглашения о сотрудничестве в области торговли и энергетики.

    В 2005 г. Венесуэла и Куба объявили о создании интеграционного проекта, получившего название "Боливарианская альтернатива для Латинской Америки" (АЛБА), который позиционируется как идеологическая альтернатива Американской зоне свободной торговли. В 2006 г. после прихода к власти Эво Моралеса к проекту присоединилась Боливия. Сегодня в нее входят Венесуэла, Куба, Боливия, Гондурас, Никарагуа и Доминиканская республика, а также Эквадор (имеет статус наблюдателя).

    АЛБА кладет в основу своей деятельности принцип "кооперативных преимуществ", который противопоставляется концепции "сравнительных преимуществ". Модель "кооперативных преимуществ" предполагает устранение неравенства в развитии через различные компенсационные механизмы. Так Венесуэла поставляет Кубе нефть по сниженным ценам (также как и многим другим странам Карибского бассейна), а Куба в свою очередь развернула в Венесуэле сотни бесплатных медицинских учреждений, в том числе оборудованных самым передовым медицинским оборудованием Рудаков А. «Боливарианский социализм»// http://win.ru/raitings/855.phtml. Преимущественную поддержку со стороны государств АЛБА в виде кредитов, технической и юридической экспертизы, получают социально важные проекты, такие как создание новых рабочих мест, строительство жилья, пищевая промышленность, экологические проекты и др.

    В декабре 2008 г. министры финансов стран-членов АЛБА предприняли первые шаги по созданию единой валютной зоны (сукре) в регионе (решение о её введении было принято 26 ноября в Каракасе участниками третьего внеочередного саммита стран-членов АЛБА для противодействия финансовому кризису) Карта мировых центров. Латинская Америка//http://txt.newsru.com/arch/finance/11dec2008/valuta_print.html. Участники АЛБА рассчитывают использовать сукре для реализации совместных экономических проектов, избавления от долларовой зависимости.

    Для разработки новой валюты созданы шесть комиссий: первая, возглавляемая Эквадором, занимается общими вопросами и конвертируемостью; вторая, находящаяся под контролем Боливии, разрабатывает центральную палату по выплате компенсаций, которые должны покрыть возможные издержки от перехода на новую денежную единицу. Самая ответственная часть - создание стабилизационного фонда - принадлежит комиссии Венесуэлы. Комиссия из Гондураса руководит работой регионального денежного совета, а комиссия под руководством Никарагуа занимается разработкой законодательной базы. Шестая комиссия ведет координацию межрегиональной торговли. Южная Америка наносит удар по доллару

    Введение «Единой региональной системы взаиморасчетов» (с переходом на валюту сукре) запланировано на 1 января 2010 г. По мнению экспертов, единая валюта позволит странам обезопаситься от финансовых спекуляций и нестабильных рынков, избежать угроз, вызванных кризисом, который затронул мировую финансовую систему и мировые экономики, в том числе и экономики стран АЛБА

    Тем не менее, существуют сомнения в том, что страны Латинской Америки, экономика которых опирается на экспорт сырья, смогут полностью отказаться от долларовых расчетов и избавиться от зависимости от состояния экономики США.

    Заключение

    Сегодня Латинская Америка развивается быстрыми темпами, несмотря на существующие внутри региона проблемы и увеличивает свое влияние на происходящие в мире процессы. Разумеется, при этом латиноамериканские страны уже не хотят напрямую зависеть от политики другого государства в своем отношении, тем более, если это государство рассматривает страны региона как собственный «сырьевой придаток». Соединенные Штаты Америки, напротив, постепенно утрачивают свое влияние, как во всем мире, так и в латиноамериканском регионе в частности. Отчасти в этом виноват разразившийся в последнее время мировой финансовый кризис, увеличение внешнего долга США, внутренние проблемы, с которыми Администрация предыдущего президента, Дж. Буша, не смогла справиться.

    Поэтому в последние несколько лет США начинают осознавать необходимость перемен в своей внешней политике по отношению к Латинской Америке, если они и в дальнейшем хотят иметь доступ к природным и потенциальным экономическим богатствам региона. Равноправное сотрудничество, разумеется, в ближайшее время не будет достигнуто, но шаги в этом направлении предпринимаются. США стремятся влиять на процессы, происходящие в регионе, не так явно и настойчиво, как это происходило в предыдущие годы, понимая, что силой они смогут добиться гораздо меньшего, чем дипломатическими путями, поддержкой борьбы с внутренними проблемами стран региона.(такими, как коррупция и производство и поставка наркотиков).

    Сегодня в латиноамериканских странах понимают, что построение «социальной экономики», для чего и осуществляется так называемый «левый поворот», усилит позиции региона в мире и поможет превратиться в одного из крупных лидеров нового многополярного мира, стремящегося согласовать собственные интересы с глобальными без ущемления тех или других. Для того, чтобы дистанцироваться в некоторых вопросах от мнения США страны региона стремятся укрепить свои экономические и политические связи с такими странами, как Китай, Россия, Индия, Япония и другими странами. Однако, по тому, с кем латиноамериканские страны пытаются улучшить свои связи, так же можно судить о степени влияния США на страну. Так, например, Венесуэла, где проводится открытая антиамериканская политика, налаживает свои отношения в первую очередь с Россией и Китаем, которые так же известны своими расхождениями с США по многим вопросам.

    Список литературы

    1. Алалыкин Д.С. США, внешняя политика в Латинской Америке//http://zhurnal.lib.ru/a/alalykin_d_s/latinus.shtml.

    2. Балмасов С. Южная Америка наносит удар по доллару//http://www.pravda.ru/world/restofworld/south-america/17-042009/308493-america-0.

    3. Валлерстайн И. Как далеко влево продвинулась Латинская Америка?// http://scepsis.ru/library/id_2102.html.

    4. Гвоздарев Б.И. Интеграционные процессы в западном полушарии на современном этапе: позиция США, латиноамериканский аспект и интересы Российской Федерации (научный доклад)// http://iskran.iip.net/russ/works98/gvosdarev.html#Латиноамериканский.

    5. За один день невозможно улучшить отношения между США и странами Латинской Америки (21.04.2009)// http://www.russian.xinhuanet.com/russian/2009-04/21/content_862934.htm.

    6. Кагарлицкий Б. Латинская Америка: революция ради интеграции?// http://scepsis.ru/library/id_1050.html.

    7. Котликов Я. Латинская Америка левеет// http://www.rusamny.com/368/t01(368).htm.

    8. Лиховод А. Левый поворот в Латинской Америке// http://cubafriend.narod.ru/Venesuela/Lihovod.htm.

    9. Обама пообещал вывести на новый уровень отношения с Латинской Америкой (11.01.2009)// http://www.rian.ru/world/20090113/159053150.html

    10. Рудаков А. «Боливарианский социализм»// http://win.ru/raitings/855.phtml.


    написать администратору сайта