Главная страница

Андрей рублев. Всякий вид художественного творчества оправдывает себя в высших своих творениях. То есть существуют картины, о которых говорят мазня. Есть музыка, которая режет слух и смущает душу


Скачать 23.35 Kb.
НазваниеВсякий вид художественного творчества оправдывает себя в высших своих творениях. То есть существуют картины, о которых говорят мазня. Есть музыка, которая режет слух и смущает душу
Дата29.09.2019
Размер23.35 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаАндрей рублев.docx
ТипДокументы
#58339

Подборка по базе: Акт методы для творчества выступл.docx, основы художественного проектирования и моделирования прически 6, основы художественного проектирования и моделирования прически 6.

Всякий вид художественного творчества оправдывает себя в высших своих творениях. То есть существуют картины, о которых говорят — «мазня». Есть музыка, которая режет слух и смущает душу. Но есть произведения искусства, возле которых простой человек замирает в благоговении и которые творческий человек считает смыслом и оправданием творчества.

В начале мне бы хотелось обратить внимание на то, что фильм Андрея Тарковского «Страсти по Андрею» мне понравился, но просмотр его дался мне тяжело.

Нельзя не отметить исключительность того обстоятельства, что Анд-рей Тарковский смог снять этот фильм в середине шестидесятых: только-только отшумели хрущевские гонения на церковь, но вместе с тем закончилась оттепель, и наступили брежневские заморозки. И тут советский режиссер берется представить на киноэкране жизнь выдающего православного иконописца, - это почти что преступление.

Почему главным героем стал простой иконописец? Почему Андрей Рублёв в изображении Тарковского оказался эпохальной, поворотной фигурой для Руси? Почему Рублёв, написавший икону, являвшуюся, якобы, символом мира, примирения, согласия, стал символом русского прорыва?

Для русского православия Андрей Рублев – фигура особая. Канонизированный сравнительно недавно, он представляется для православных как личность, соединившая в себе высоты искусства и святости.

 Андрей Тарковский  изначально предполагал дать картине название «Страсти по Андрею», которое, на мой взгляд, раскрывало значение и суть фильма гораздо сильнее. В картине показаны действительно, страсти, мучительные переживания, творческий кризис великого  иконописца. Но страсти не только Андрея, а всей эпохи, в которой он жил и творил.

Повествование, разделённое на 8 новелл-эпизодов с 1400 по 1423 год, рассказывает о жизни Руси XV века, увиденной глазами странствующего монаха Рублёва. Отдельные новеллы сюжетно мало связаны друг с другом, но ненавязчиво рисуют общую картину средневековой Руси, складывающуюся наподобие мозаики. Первая главка кинополотна не связана с сюжетом — это метафора художественного зрения и полёта, по-видимому, обыгрывающая миф об Икаре, вещь маловероятную в средние века. Тарковский показывает нам три собрата по монастырю, три иконописца, три характера: Андрей, его наставник и сподвижник Даниил Черный, его соперник и завистник Кирилл.

Через всю картину проходит спор между Андреем и его старшим современником, знаменитым иконописцем Феофаном Греком. Он был византийцем и написал на Руси немало экстатических и трагических ликов Христа, Богоматери, святых и пророков. Страстный и нетерпеливый характер Феофана контрастирует с тихим нравом Андрея. Тем не менее, Феофан приглашает Андрея поработать с ним вместе. Рублев вступает в спор с искусством Грека и противопоставляет византийской богословской глубине русское понимание Голгофы, поданное в фильме как видение: русская зима вместо палестинской весны, княжеские дружинники вместо римских легионеров, крестьяне в простых рубахах вместо жителей Иерусалима, корова, которая идет вместе с процессией, и главное — добровольная искупительной жертвой за всех людей, - крест, который смиренно несет Христос, босиком шагающий по снегу сквозь деревенскую улицу. Крестная процессия в фильме – чуть ли не единственное изображение Страстей Христовых в русском кино..

Конечно, биографии Рублева в житейском смысле фильм не предлагает, хотя автор показывает некую «модель жития святого». И потому мотив «искушения» едва ли мог миновать «житие» их героя — монаха и художника. На Руси 15 века это искушение является иконописцам в виде языческого праздника - ночи под Ивана Купала в деревне, где христианство привито к народным верованиям, и люди тайно справляют свои вольные обряды. Колдовская ночь, во время которой люди собираются «праздновать грех» и заниматься развратом - этот праздник бунтующей человеческой плоти своей карнавальной атмосферой пытается вовлечь Рублева в этот пестрый и кружащийся ад. Он едва не становится жертвой язычников, а на рассвете он становится свидетелем охоты княжеских людей на язычников - мужика хватают, а женщина успевает вырваться и уплыть на тот берег реки... Разгул языческой плоти противопоставляется здесь смирению христианского монашеского духа .

Язычница из деревни олицетворяет здесь тяжелый мир развратных испарений «земли». Противоположностью ей является дурочка, блаженная, каких много было на Руси во все времена, - это природное и бесхитростное создание олицетворяет для Рублева людскую невинность, «небо». Вот почему нападение на нее во время набега заставляет Андрея совершить смертный грех - убийство, после которого он и принимает обет молчания. Интересен фрагмент фильма, где Андрей беседует у обгорелого иконостаса с Феофаном Греком. Нам показывают темное и окровавленное лицо первого, и просветленное лицо второго. Феофан уже умер и нам дается понять, что он в небесном мире, откуда сейчас явился Андрею, чтобы утвердить его в вере. Ему Андрей поверяет свой грех убийства, свои сомнения и дает обет молчания. Судя по сюжету, он держит обет пятнадцать лет. В новелле «Набег» есть еще один важный эпизод. Татарский князь спрашивает русского, кто изображен на фреске. Тот говорит, что это Дева Мария с младенцем Христом. Татарин удивляется: как же Дева, если родила ребенка? А потом произносит: дескать, у вас, русских, все возможно… Вот она, мысль режиссера: Россия – страна чудес, и только в ней могут быть до конца воплощены чудесные истины христианства, только в ней возможен тот высокий образец христианской правды, который в своей жизни и в своем творчестве пытается выразить монах Андрей Рублев.

Последняя новелла «Колокол» — апофеоз фильма и средоточие его тем. Это рассказ о юноше, который ради спасения жизни притворился искусным мастером, знающим секреты колокольного литья, а потом обнаружил, что таинство созидания и в самом деле не чуждо ему. В разрушенном Суздале нужно отлить новый колокол для церковной колокольни. Слуги князя пытаются отыскать колокольного мастера, но после набега и эпидемии в живых никого не осталось. Единственный, кого им удалось найти, — это юноша Бориска, сын одного из мастеров. Князю приходится поручить несовершеннолетнему парнишке отливку огромного колокола – других вариантов нет. Мальчик возглавляет работу артели в сотни человек, что кажется почти невероятным. В конце концов, дело сделано, и в установленный срок колокол поднят на временную звонницу для испытаний. Наступает момент, когда язык колокола раскачивают, и, наконец, раздается первый радостный звон – звон воскрешения Руси после татарских набегов. Рублёв, наблюдающий это чудо, решает завершить свой обет и говорит Бориске: Вот пойдем мы с тобой вместе. Ты колокола лить, я иконы писать... Какой праздник для людей... Финальные кадры картины показывают в цвете, очень крупным планом то, что осталось нам от Рублёва и его современников, — иконы, в том числе звенигородского «Спаса» и знаменитую «Троицу»: после черно-белых испытаний на земле, проходящих сквозь весь фильм, мы видим цвета рая. Последняя новелла о колоколе становится как бы эпилогом о неисповедимости путей Божьих. Каким образом мальчишке могла прийти такая идея? Никакой славы и богатства, ничего, кроме риска, она ему не сулила. Состава глины он не знал, такая дерзость - полнейшее безумие. Но именно его, «немудрое мира сего», избирает Бог для Своего дела. И в этом мальчике Рублев узнает себя. И в этом та самая Россия, которую умом не понять, и в этом же путь ее к Святой Руси . Режиссер даже говорил, что Бориска – чуть ли не главный герой этой картины. В этом мы видим русскую специфику: Бог проявляется скорее в безумном порыве, иррациональном, чем в схоластической мудрости.

Историкам доподлинно известно очень немногое о жизни и творчестве Рублёва, поэтому у создателей вольного пересказа событий были полностью развязаны руки. Но эта отвлечённость привела к совершенно произвольной трактовке, в том числе и духовной, истории Руси.

Тарковский и не пытался скрупулезно воссоздать духовную жизнь на Руси 600-летней давности. Он побоялся примитивной стилизации, фальши, подделки под духовность. Сегодня в России распространенным мотивом является идеализация «старых добрых времен», когда было много церквей и монастырей, была Святая Русь, которая противопоставляется нынешнему «запустению». Кто не способен увидеть святость в нынешнее время, не смог бы принять святого и в его эпоху.

Первоначальное название фильма «Страсти по Андрею» – выразительнейший ключ к его общей тональности. Иконописные образы Рублева и есть образ той самой Святой Руси, просвечивающей нам сквозь толщу земного мрака. И пронести ностальгию по миру тому, по миру горнему, сквозь мир, который во зле лежит, уже есть величайший духовный подвиг. В «Андрее Рублеве» постоянно слышится двойное дыхание - то, без чего монах перестает быть монахом. Первое дыхание для всех, второе – лишь для Бога .

Гениальность Тарковского в том, что он (как и Андрей Рублев) смог приоткрыть невидимое. Он хотел показать веру, проходящую сквозь горнило испытаний; образ Божий, который в главном герое очищается через огонь скорбных событий на Руси; святое искусство, которое после этих страданий явлено.



написать администратору сайта